Биография большевика Аралова Семена Ивановича

 Аралов Семен Иванович  биография  большевик  революционер  СССР  история  Semyon Ivanovich Aralov  biography  Bolshevik  revolutionary  USSR  history

Аралов, Семен Иванович (автобиогра­фия), родился в г. Москве 17 (30) де­кабря 1880 г., в средней купеческой за­москворецкой семье. Прадед и дед с отцовской стороны вышли из крестьян­ской среды, Каширского уезда. Вскоре после моего рождения начался коммерче­ский упадок семьи. Небольшой коже­венный завод закрылся. В моей памяти сохранился эпизод распродажи живого инвентаря, лошадей, запечатлелось в памяти подвальное помещение, в ко­тором жили и работали рабочие это­го завода. Помещение полутемное. Мы же помещались в верхнем эта­же. Эта разница сильно и резко за­печатлелась в моем сознании. Со смертью деда был продан дом, и небольшие остатки средств были разде­лены между братьями и сестрами отца. Далее братья отца поступили на рабо­ту, отец же стал заниматься комиссио­нерством. Мать умерла на второй год мо­его рождения. Отец не занимался млад­шим сыном. Старший брат был взят на воспитание бабушкой, и я рос один среди взрослых дядей и теток. Отец часто разъезжал, мало бывал дома и остатки средств тратил на то, чтобы внешне не уступить образу жизни зо­лотой молодежи.

         Я помню, что еще с очень раннего возраста мне претила эта жизнь, я тя­нулся вниз к прислуге, к дворнику, к няне. С ними я чувствовал себя хоро­шо. Любил с ними разговаривать, слу­шать их рассказы и сетования на тяже­лую жизнь. Как-то смутно помню чей-то рассказ из прислуживающих об убий­стве Александра II, и этот рассказ глу­боко запал, так что мне впоследствии казалось, что это событие произошло на моей памяти. Из собственн. дома отец с сыновьями перебрался на частную квартиру, сперва большую, потом мень­шую, но все продолжал поддерживать «хороший тон», давать большие вечера, созывать гостей, хотя и происходили по этому поводу разговоры о недостатке денег, дороговизне и пр. Отдали меня учиться по традиции в Моск. коммерч. училище. Но школа меня не удовлетво­ряла, мало с кем из товарищей сошелся. Состав преподавателей был неважен. Учился средне. Помню несколько случа­ев, оставивших глубокий след. Так, ди­ректор приучал нас к шпионству, к вы­даванию товарищей. Он вызывал к себе в кабинет, сперва наводил страх, при­чем стучал ногами, руками, тряс за пле­чи, а потом ласково уговаривал выдать товарищей, совершивших тот или дру­гой проступок. Создавалась ненависть к учителям, к школьной среде. Дома про­тивна была мещанская обстановка. Со­здалась ненависть к отцу, его купе­ческим замашкам, к его презрению к „челяди». И явилось желание противо­поставить себя им. Я старался особой ласковостью, предупредительностью и вниманием расположить к себе домаш­нюю прислугу, теперь уже не много­численную, состоящую из двух чело­век. Они это отмечали и часто бывали на моей стороне, я их иногда подгова­ривал не слушаться и противоречить дя­дям и теткам. Из шестого класса за неуспешность, выразившуюся в получе­нии за закон божий 0 или 1 (точно не помню), я ушел из коммерч. училища и перешел в частное коммерч. училище К. Мазинга, которое и окончил. Там большое влияние на меня оказал историк В. Н. Сторожев. Его уроки явились для меня откровением после уроков „по Иловайскому».

         По окончании училища К. Мазинга вскоре подошло время отбывать воин­скую повинность и заботиться о зара­ботке. К этому времени умер отец, и в дальнейшем моем существовании приняли участие дяди и тетка. Последняя заменя­ла мне мать в смысле внешних материаль­ных обо мне забот. Живя с дядями, служив­шими в торговых предприятиях, я, есте­ственно, не хотел обременять их мате­риальной заботой о себе, и поэтому вопрос о заработке стал играть для меня не последнюю роль. Это соеди­нялось с периодом воинской повинно­сти, не давая возможности отдать все свое время изучению вопросов обще­ственных и исторических. В 1902 г, я поступил вольноопределяющимся в Перновский гренадерский полк, где впервые познакомился с революционными настрое­ниями. Здесь окончательно оформились во мне революционные стремления, кото­рые бродили с очень раннего возраста. Так, напр., во время коронации Нико­лая II я с школьным товарищем Цейсом пошли на Ходынку получать подарки. Товарищ был задавлен. Видел раздавлен­ных людей, женщин с выдавленными не­родившимися еще младенцами. Придя до­мой, я написал прокламацию в несколь­ких экземплярах, в которой обвинял в этой катастрофе царское правительство и Сергия Александровича (в то время моск, ген.-губерн.) и бросил их из окна. Мы жили тогда на Тверской на углу Б. Гнездниковск. пер. Мне было тогда 15 л.. Среди вольноопределяющихся на­ходился студент А.К.Топорков, социал-демократ. Под его влиянием я принял­ся за изучение Маркса. Припоминается мне теперь, с какими трудностями ста­рались мы раздобыть то или другое со­чинение Плеханова, Маркса. В одном из книжных магазинов нам обещали найти запрещенное „Развитие монисти­ческого взгляда на историю», за кото­рую пришлось заплатить найденные с большим трудом 25 рубл. „Коммуни­стический манифест» впервые принес, мне Топорков на французском языке. К периоду отбывания воинской по­винности относится моя первая техни­ческая работа для партийной организа­ции, как хранение нелегальной литера­туры, распределение ее по указываемым местам и первоначальные беседы в ра­бочих кружках. Обстановка казармы и муштра в учебной команде усиливала революционную ненависть к самодержавному строю, и каждое слово, и каждая революционная фраза в «Искре», ко­торую удавалось иногда доставать, укре­пляли революционное миросозерцание в молодежи того времени. Завершив военную учебу, я занялся изучением политической экономии и партийной работой, в которой начал с мелких технических поручений, и затем прини­мал участие в работе над налажива­нием организации московского комитета РСДРП, работал ответственным техни­ком в М. К., затем помощн. организатора Бутырского района, в то время, когда там организатором был т. Евгений (Л. Н. Кудрявцев), затем был пропагандистом.

В это же время я познакомился с разногласиями, царившими в партии и приведшими к расколу. Вращаясь в кругу Топоркова, Щнеерсона (парткличка Сергей), Землячки и др., я убедился в правильности и жизненности точки зре­ния большевиков и разделял ее во все последующее время. В эту эпоху на­чало, как известно, развиваться усиленно общественное движение. Война с Япо­нией оказала огромное влияние на все оппозиционные группы. Немного ранее этого времени стали появляться общественно-литерат. журн.: «Жизнь«, журнал „Правда», газета „Курьер», „Мир божий», высказывая, хотя и эзоповским «зыком, революц. настроение маркси­стской мысли. Мобилизация, вызванная войной, коснулась и меня, но, в виду болезни, я получил временную отсрочку с осени 1904 г. до весны 1905 г., когда был призван и зачислен в Ростовский волк прапорщиком. Вскоре я получил новое назначение, на фронт, в Манчжу­рию. Поехал я туда с поручением от московской партийной организации к писателю Гарину (Михайловскому), изве­стному своими очерками „Детство Темы«, „Гимназисты» и „Студенты». По приезде в Харбин приступил к революционной работе среди солдат своего волка. С подъемом революционн. движения, стал выступать на солдатских митингах в качестве агитатора. Призыврал к восстанию и захвату власти, к недверию октябрьскому царск. манифесту. Весть об агитации какого-то прапорщика дошла до военного командования и генерал Надаров приговорил меня заочно, не зная моей фамилии, к расстрелу. Пришлось скрываться по манчжурским деревням и в небольших городах. А когда началась самочинная демобилизация, я вместе с волной солдатских масс, хлынувшей в Россию, направился в Москву. В Москву я попал к концу московского восстания, когда Пресня дымилась   затухавшим   огнем   революции . Квартира моя была около Зооло­гического сада. В ней был склад оружия, литературы, и вместе с тем она слу­жила явочным местом для партийных то­варищей. В это же время я вступил в военную организацию московского коми­тета, которая организовывалась во главе с т. Ярославским, Землячкой и др. на неостывшем еще пепле баррикадных реду­тов. Всецело посвящаю себя работе в ней, исполняя различные поручения, уча­ствуя в собраниях военной организации. Одновременно с этой работой я посту­пил в Московский Коммерч. институт, где тогда велись занятия по вечерам, и в один из московских банков, вместе с тем подрабатывая репититорствованием. Немного ранее этого времени я же­нился. Появились семейные заботы, не дававшие возможности быстро окон­чить Коммерческий институт; партийная работа отнимала у меня большую часть времени. В 1907 г. произошел провал собрания, съехавшихся из разных мест представителей военных организаций. Были арестованы видные руководите­ли, и работа расстроилась. Пришлось оставить временно непосредственную работу партийной организации, но я продолжал учиться в Коммерч. инсти­туте и поступил наставником в Рукавишниковский исправительный приют для малолетних преступников и одно­временно вел занятия на Пречистенских вечерних курсах для рабочих, где руко­водил экскурсиями, кружками по изу­чению политической экономии и зани­мался партийной пропаганд, работой. Так шло до 1914 г., когда с началом империалистическ. войны был при­зван на военную службу в качестве пра­порщика и зачислен в 7-ой гренадер­ский Самогитский полк. Вскоре был перечислен в Сухаревский полк 54 ди­визии, с которым и отправился на фронт. На западном фронте был перебро­шен в 28 дивизию в Новоторжский полк в Восточной Пруссии, где сразу же принял участие в сражении. Во время войны пришлось участвовать более, чем в 20 сражениях.

 

         С начала февральской революции 1917 г. принимаю деятельное участие в общественном движении, выступая на митингах и пользуясь среди масс популярностью. С возникновением войсковых организаций, меня выби­рают сначала в полковой, затем в ди­визионный и, наконец, в армейский ко­митет 3 армии. Вместе с тем был выбираем на съезды, конференции, со­вещания, в которых принимал деятель­ное участие, обнаруживая симпатии к интернационалист. течению в РСДРП, но не долго, всего 2—3 месяца. За пе­риод с февраля по октябрь был де­легирован на различные совещания, уча­ствовал на заседании Предпарламента, во Всероссийском Комитете и т. д. Вскоре, однако, разочаровался в бес­плодной работе демократических сове­щаний, оставил их и вернулся вновь в полк, к самой солдатской массе. Я оставался в ней до октябрьского пере­ворота, когда с наступившими новыми днями был выбран помощником коман­дира полка. Со своим полком был переброшен в Гельсингфорс, где и про­извел его расформирование. Явившись в начале 1918 года в Москву, присту­пил к работе в штабе Московск. Воен­ного Округа в качестве руководителя оперативным отделом (оперодом). Затем из Московского Военного Округа был переведен заведующим оперодом Наркомвоена. Здесь работал до осени 1918 г. и, когда был организован Рев­военсовет Республики, был назначен членом его. В 1919 г. был откоманди­рован на Украину для организации XII армии, членом Реввоенсовета кото­рой состоял вплоть до окончания войны с белопольским правительством. После этого был назначен членом Реввоенсовета юго-западной армии и при­нимал участие в отражении белогвар­дейских полчищ Деникина, петлюров­цев и Махновских банд. По заверше­нии борьбы участвовал в Комиссии по перемирию в Бердичеве. Далее был назначен в комиссию по сформирова­нию Киевского Военного Округа. По завершении этой работы был пере­веден для работы в Нар. Комиссариат по иностр. делам полномочным пред­ставителем в Ковно (Литва), где про­был до весны 1921 г., а затем с октя­бря 1921 г. назначеи полн. представи­телем в Ангору (Турция) и пробыл до апреля 1923 г. С 1923 по 1925 г. состоял полн. представителем в Риге (Латвия) и, наконец, в апреле 1925 г. был назначен членом коллегии Нар. Комисс. по ино­странным делам.

===============================================================================

Число просмотров поста: 14

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.