«Кто Ты? А я епископ!..»

 Екатеринбург  епископ Никон  народ  церковь  мракобесие  сопротивление  Yekaterinburg  Bishop Nikon  people  Church  obscurantism  resistance

Наталия Бабасян

 

«Никон — содомит, еретик». «Земля трепещет, когда глядит на сие треклятое мужеложество». С такими плакатами в руках ждали прихожане Свято-Троицкого собора Нижнего Тагила правящего архиерея епископа Никона (Миронова), собиравшего служить в храме в Светлый четверг. «Мы, прихожане, не пустим его даже близко. Мы не позволим осквернять свой храм», — говорил всем екатеринбургским телекомпаниям один из пикетирующих — Юрий Фугин.

Владыка не приехал, как объяснили позже, по болезни. Не появился архиерей и на заседании проходившего 22 апреля епархиального совета. Во дворе епархиального управления в тот день проходил пикет, участники которого держали плакаты примерно того же содержания, что и нижнетагильцы. «Мы не можем терпеть смертный грех епископа»; «человек, подверженный содомскому греху, не может быть не только епископом, но даже священником», — перебивая друг друга, объясняли собравшиеся. Причиной пикета послужил слух о намечающейся на совете расправе владыки Никона с десятью священниками, подписавшими жалобы на епископа в Священный Синод. В последний момент повестку дня епархиального совета изменили.

В воскресенье 25 апреля около 300 верующих и десятки священников собрались на молебен, после которого прошел импровизированный митинг: православные вновь настаивали на наказании правящего архиерея согласно церковным канонам. Так противостояние между частью духовенства и верующих Екатеринбургской епархии и епископом Екатеринбургским и Верхотурским Никоном вошло в открытую и, похоже, решающую фазу.

Конфликт в Екатеринбургской епархии начался далеко не вчера. Первые признаки возмущения политикой епископа епархиальное духовенство начало выказывать около года назад. Причины его были по большей части экономические: необоснованные сборы денег с приходов, установление фиксированной суммы отчислений в епархиальную казну вне зависимости от благосостояния прихода, изъятие из храмов ценной церковной утвари. Вызывала недовольство и кадровая политика епископа, в особенности склонность к переводам священников на другие приходы. Однако все это оставалось внутрицерковным делом.

Летом 1998 г. по благословению епископа Никона в Екатеринбургском епархиальном училище были сожжены книги православных богословов — священников А. Меня, И. Мейендорфа, А. Шмемана. Причины этого «аутодафе» до сих пор остаются загадкой — одна из существующих версий говорит о том, что владыка Никон хотел утвердиться в глазах местного, в особенности монастырского, духовенства как православный традиционалист и духовный наследник покойного митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна [1]. Так или иначе, но в связи с сожжением книг разразился скандал, и оно стало официальным поводом для отмены визита в Екатеринбургскую епархию Патриарха Алексия II.

Это, однако, не способствовало затуханию конфликта. В конце прошлого года делегация, состоявшая из наместника Верхотурского Свято-Николаевского монастыря игумена Тихона (Затекина), настоятеля екатеринбургского монастыря Всемилостливого Спаса игумена Авраама (Рейдмана) и настоятельницы екатеринбургского Ново-Тихвинского женского монастыря монахини Любови, встретилась с Патриархом и передала ему жалобы духовенства на правящего архиерея. На декабрьском заседании Священного Синода было решено направить в Екатеринбург для «изучения ситуации и рассмотрения жалоб» специальную комиссию под председательством управляющего делами Московской Патриархии, тогда архиепископа Солнечногорского Сергия.

Синодальная комиссия прибыла 20 января, работала четыре дня, получила из рук клириков 85 рапортов на 160 страницах. Тематика рапортов обширна: от сообщений об изъятии драгоценной церковной утвари и старинных икон из приходов, вымогательстве взяток и денежных отчислениях лично архиерею — до сообщений о пьянстве, нецензурной брани, рукоприкладстве и противоестественной нецеломудренной жизни правящего архиерея и приближенных к нему лиц.

«Довожу до сведения Вашего Святейшества о так называемых финансовых ревизиях епископа Никона, на которые он посылал учеников из Духовного училища, при которых изымались все средства, вырученные за праздничные дни, так что на праздник не оставалось ни копейки. Епископ Никон обосновывал эти ревизии задолженностью нашего храма, хотя она выросла из назначенных им же взносов… Подобные финансовые мероприятия епископ подкреплял своим любимым выражением: “Деньги — это кровь Церкви”» (из рапорта настоятеля Михаило-Архангельской церкви г. Кушвы иерея Димитрия Меньшикова).

«На богослужениях Владыка не воздержан, ругается и кричит на братию монастыря по самым пустяковым поводам. Как-то раз, служа в обители, священнослужители, находящиеся в алтаре, как ему показалось, совершенно не знают архиерейской службы, и он нам запретил читать Святое Евангелие, молитвы и духовные книги до Святой Пасхи (до которой было еще полгода), а велел читать лишь архиерейскую службу» (из рапорта духовного собора Верхотурского Свято-Николаевского монастыря).

«К епископу подошла пожилая женщина с мальчиком. Она обратилась к владыке с просьбой, чтобы он благословил ее больного внука и помолился за него. Владыка, будучи уже в очень сильном состоянии опьянения, благословил ребенка, после чего положил на него руки и, подняв лицо свое кверху, стал громко кричать слова молитвы, если это возможно назвать молитвой… Потом епископ Никон, громко, истерично крича, заключил, что ребенок исцелился» (из рапорта настоятеля храма во имя свв. Зосимы и Савватия иерея Александра Уракова). «И трезвый, и пьяный владыка Никон мог оскорбить любого священника матом и даже ударить. Однажды, пьяный, в присутствии нескольких высших военных чинов, он неожиданно изо всей силы ударил меня под дых, а мне уже за 50 лет, так что я едва устоял на ногах. Когда я пришел в себя, то услышал, как какой-то генерал сказал владыке: “Владыка, что вы делаете?” И добавил: “Если бы я так ударил подчиненного мне, даже лейтенанта, то уверен, немедленно получил бы сдачу”. Владыка сказал: “Я этих сук-попов еще не так буду бить”» (из рапорта митрофорного протоиерея Христо-Рождественского храма Екатеринбурга Владимира Зязева).

«В сентябре 1997 года меня с другими учащимися ЕЕДУ [духовного училища] привезли для работ в Епархиальное управление, откуда меня и несколько других учащихся привезли на дачу Епископа Никона, якобы для работ, там нас поили водкой, водили в баню с бассейном, показывали видеофильмы. Потом приехал владыка Никон и пошел в баню с неким Александром… Александр пришел из бани и позвал меня с собой в баню… там я увидел совершенно голого архиерея… Потом мы с ним пошли в его покои. Там он целовал меня, а потом он сказал, что будет исполнять роль женщины и чтобы я переспал с ним. Я исполнил его желание и лег с ним» (из рапорта бывшего учащегося Екатеринбургского Епархиального духовного училища Дмитрия Романова).

Под каждым рапортом, кроме подписи, можно прочесть: «Готов свидетельствовать за свои слова перед Святым Крестом и Евангелием». Перед отъездом комиссии с клириков было взято обещание приостановить борьбу с епископом до решения Священного Синода. На февральском заседании Синода вопрос о екатеринбургской епархии рассмотрен не был, и в марте в адрес Патриарха и Синода была направлена внушительная жалоба за 108 подписями, 53 из которых принадлежат духовенству.

«Возвратившись из Москвы после празднования семидесятилетнего юбилея Его Святейшества, владыка Никон заявил духовенству, что его простили и оставили на кафедре. Не имея возможности узнать, соответствуют ли действительности его слова, мы были охвачены сильнейшим смущением», — мотивировали обращение к Святейшему подписанты. В письме коротко были перечислены свидетельства безнравственного поведения епископа, в том числе и те факты святотатства, о которых ранее не сообщалось.

«Об этом особенно страшно говорить, и поэтому мы раньше умалчивали об этом случае. Будучи совершенно пьяным, владыка Никон плеснул водкой вверх и, обращаясь к Богу, говорил приблизительно следующее: “Кто Ты? А я епископ!”»

Авторы письма также обвинили правящего архиерея в клевете на Патриарха, так как епископ утверждал, что Святейший давно знает, что владыка Никон — «голубой», но ничего ему не сделает, и посетовали на появившиеся в их адрес обвинения в раскопе. «Жалоба Высшему Священноначалию стала отныне признаком раскола. И это потому, что мы не желаем смириться с пребыванием на архиерейской кафедре богохульника и содомита, как бы второго митрополита Зосимы» [2], — написали они в обращении, отдельно подчеркнув свою решимость бороться до конца — «и не за свои места и положение, а за удаление из тела Церкви Екатеринбургской епархии раковой опухоли педерастии и цинизма, уже пустившей метастазы в наше духовенство».

На своем заседании 31 марта — 1 апреля Священный Синод рассмотрел доклад председателя Синодальной комиссии по проверке жалоб екатеринбургских клириков. В результате зачинщики жалобщицкого процесса игумен Тихон (Затекин) и игумен Авраам (Рейдман) были освобождены от обязанностей наместников монастырей, ряду клириков выражено осуждение как инициаторам повторного направления жалоб на своего архиерея до решения Синода, а епископу Никону объявлен выговор «за упущения при руководстве епархией и за отсутствие должного внимания к духовной жизни в монастырях епархии, что привело к сложившейся ситуации».

Объявлено решение Синода было на епархиальном совете в Екатеринбурге 5 апреля, и уже тогда некоторые его участники, выйдя с заседания, заявили о своем несогласии с решением Синода. Но и игумен Тихон (Затекин), и игумен Авраам (Рейдман) во исполнение решения Синода покинули свои обители. Игумен Тихон получил храм в том же Верхотурье, почетным гражданином которого он является. Игумен Авраам переехал в скит Ново-Тихвинского женского монастыря, духовником которого является много лет.

Однако обстановка продолжала нагнетаться. На Светлой неделе [3] прошел слух, что вслед за игуменом Авраамом мужской монастырь Всемилостивого Спаса предложено покинуть еще двум монахам — отцу Петру и отцу Андрею, после чего прихожане, в основном женщины, фактически блокировали монастырь. Они оставались там в течение пяти суток, пока из епархиального управления не пришла официальная бумага о том, что реорганизации монастыря не намечается. Попросили верующих покинуть территорию монастыря и сами указанные отцы. Вскоре начались пикеты в Нижнем Тагиле, верующие которого предлагают вообще объявить город «зоной, свободной от Никона».

В екатеринбургской прессе между противниками епископа и его сторонниками развернулась настоящая информационная война. Главным апологетом епископа выступил редактор местной «Православной газеты» иеромонах Димитрий (Байбаков). «Некоторые священнослужители и монастыри достаточно тесно связаны с рядом экономических структур, известных у нас в городе, а соответственно, и политических, — заявил он в интервью местной телекомпании АСВ. — Все это породило к жизни этот конфликт, когда на знамена выносятся обвинения морально-нравственного плана. Это технологии, известные из средних веков. Потому что обвинение в хищении церковных средств проверить и подтвердить или опровергнуть достаточно легко. А от обвинений в аморальности отмыться намного сложнее».

Кроме того, о. Димитрий сообщил, что он по гражданскому образованию врач-психиатр, а его приход находится на территории областной психиатрической больницы. «Было несколько случаев, когда из Ново-Тихвинского монастыря, который окормляется о. Авраамом, поступали к нам на лечение женщины, у которых просто возникал психический срыв от тех методов, которые отец Авраам у себя практикует». Вскоре вышла телепередача «Земля Санникова», в которой отец Авраам объяснил, что люди в монастырь приходят разные, не всегда здоровые изначально, и это совсем не значит, что в их психических срывах виноват монастырь. На Страстной неделе по местному телеканалу АТН была показана пленка с записью одного из свидетелей содомских грехов, имеющих место в епархии. В ответ газета «Вечерние ведомости» «слила компромат» на игумена Авраама (Рейдмана). Последний, как следовало из текста, — «одесский еврей по происхождению», «когда-то занимался духовной деятельностью в Тобольске, но был изгнан оттуда за аморальное поведение, то есть за пьянство и прелюбодеяние». В другой статье сообщалось о налаженном усилиями игумена Авраама в скиту монастыря Всемилостевого Спаса подпольном производстве ювелирных изделий и утвари, которое якобы было закрыто усилия ми владыки Никона, что и послужило причиной поднятого игуменом бунта против епископа. «Кроме раскола отец Авраам замечен в связях с зарубежной церковью, в частности в дорогих подарках зарубежным иерархам без благословения епископа», — сообщил 4-й канал екатеринбургского телевидения, повторно сделав упор на происхождение отца Авраама «из одесских евреев».

В ответ на это местная газета «Подробности» опубликовала копии нескольких рапортов на имя Святейшего, а наиболее пикантные подробности из них были процитированы в нескольких новостных программах с показом увеличенного текста документов во весь экран. Рассказали также и о том, что в поддержку епископа Никона выступило Уральское движение за права гомосексуалистов.

Население Екатеринбурга и Свердловской области — в основном заводчане, противоестественных увлечений не понимающие и не разделяющие, и епископ вряд ли может надеяться на понимание с их стороны. Ставшие достоянием гласности «личные грехи» епископа скорее всего лишат его и поддержки властей. В августе в области пройдут выборы губернатора, избирательная компания фактически в самом разгаре, и вряд ли кто-то из претендентов на пост губернатора, в том числе и ныне действующий Эдуард Россель, рискнет опереться на епископа с такой репутацией.

Между тем, ни духовенство епархии, ни прихожане отступать со своих позиций не собираются. Причем перевод епископа в другую епархию их не устраивает. «Хорошо, от нас его уберут. Но в другом месте он будет вести себя так же. Им-то это за что?», — говорит один из священников.

Екатеринбург — Москва

Александр Тарасов

ПО ДЕЛАМ ИХ УЗНАЕТЕ ИХ

Послесловие к статье Наталии Бабасян

Поскольку с момента опубликования статьи прошло 15 лет, полагаю необходимым рассказать о дальнейших событиях. Борьба разгневанных прихожан и «мятежных» клириков тогда, в 1999 году, увенчалась, на первый взгляд, победой: в результате громкого скандала, освещавшегося даже центральными телеканалами, а также в связи с возбуждением против епископа уголовного дела патриарх Алексий II был вынужден убрать Никона с екатеринбургской епископской кафедры и отправить «на исправление» в Псково-Печерский монастырь.

Однако это была пиррова победа. Герой гей-педофильского скандала, по логике вещей, должен быть извергнут из сана. Но Никон был слишком ценным человеком: ему удалось быстро создать такую вертикаль власти в Екатеринбургской епархии, которая позволила централизовать все денежные потоки и превратить епархию в своего рода финансовый пылесос, в результате чего она оказалась на втором месте по объему перечисляемых в Московскую патриархию денежных средств. Конечно, что бы ни совершил Никон и как бы это ни было предосудительно с православной точки зрения, лишаться такого ценного кадра — грех.

Поэтому назначенный вместо Никона епископом Викентий продолжал его линию, «мятежные» клирики так и остались репрессированными, церковь успешно замяла уголовное дело против Никона, а вскоре и сам герой гей-педофильского скандала обнаружился в Москве, на должности почетного настоятеля церкви Успения в Вешняках. В 2008 году он был награжден орденом Сергия Радонежского II степени, а в 2010-м — памятной панагией. Это, кстати, вызвало в православной среде разные интересные отклики — например, известную возмущенную публикацию «Педофил награжден патриархом Кириллом “…и в благодарность за труды”?!» (http://kranovoy.andreykor.ru/news/pedofil_nagrazhdjon_patriarkhom_kirillom_i_v_blagodarnost_za_trudy_foto_video_smotret_vsem/2010-11-02-471).

А между тем возмущаться-то тут было нечем: система «финансового пылесоса», успешно обкатанная Никоном в Екатеринбургской епархии, затем была внедрена практически во всех епархиях РПЦ. С ее помощью и появились скандальные брегеты и черноморские поместья патриарха Кирилла. Разве это не труды?!

И вот, наконец, деятельность Никона была оценена по заслугам — епископской кафедрой. Сначала — в качестве пробного шара — его назначили викарием Пермской епархии. А в конце марта 2014 года, убедившись, что никаких протестов верующих не последовало, Никону дали кафедру епископа Кудымкарского и Верещагинского. Правильно: такой нужный и полезный церковный чиновник должен получить полноценное кормление. Действительно, что такое «почетный настоятель церкви Успения»? На брегет не хватит.

***

Мы вспомнили о Никоне, разумеется, не из интереса к его сексуальной жизни монаха. Это — его личное дело, нам на это наплевать. Хотя, конечно, Уголовный кодекс нарушать все же не стоило. Наш сайт опубликовал статью Н. Бабасян для того, чтобы еще раз напомнить читателям: всякая религия — обман, все жрецы всех религий — обманщики, эксплуатирующие глупость и легковерие людей. Все они торгуют несертифицированным товаром (богами, бессмертием души, загробной жизнью), само существование которого даже невозможно проверить. То есть мы сталкиваемся с тем, что современное право квалифицирует как мошенничество. Только в случае с религией и церковью это — легальное, разрешенное властями мошенничество. Так же, как пьянство — вид наркомании, но легальной, разрешенной властями наркомании. И эта легальность, понятно, порождена корыстными интересами тех, кто у власти.

И здесь не поможет никакое «просвещение», как наивно надеются атеисты из журнала «Скепсис», — подобно тому, как нигде в мире проповеди Армии Спасения не смогли победить пьянство. Раз проблема — в распространенности человеческой глупости и наивности и в формировании религиозной зависимости, решением может быть только социальная революция. Такая, которая, с одной стороны, способна предпринять экономические, культурные, санитарные и политико-юридические меры по снижению уровня глупости в обществе и, наоборот, по поощрению интеллекта и критического мышления, а с другой — охранит доверчивых людей (а доверчивость — отнюдь не отрицательное качество) от мошенников. Как в случае с любыми другими преступлениями, это не ликвидирует преступность как таковую, но минимизирует ее объемы, устранит порождающие причины.

А кто боится революции и не хочет ее, сам себя (и своих близких) обрекает на то, чтобы стать жертвами преступников. Потому что капитализм — это преступное общество. И правят в нем наиболее приспособленные. То есть преступники.

11 апреля 2014

======================================================================

Комментарии

[1] Иоанн (Снычёв Иван Матвеевич) (1927—1995) — высокопоставленный бюрократ (иерарх) Русской православной церкви, в 1990—1995 годах — митрополит Ленинградский (с 1991 года — Санкт-Петербургский) и Ладожский. В эти годы обратил на себя внимание публикациями в «патриотической» и праворадикальной прессе, выступая с монархических, националистических, антисемитских и антидемократических позиций. Верил в существование «жидо-масонского заговора» в гитлеровском варианте мифа (то есть считал коммунистов агентами жидо-масонов). Был одним из основателей движения за реабилитацию и канонизацию Ивана Грозного. Широко распространено мнение, что соавтором сочинений митрополита Иоанна (или даже подлинным автором его текстов) был известный крайне правый публицист Константин Душенов. Сам Душенов, впрочем, это решительно отрицает.

[2] Зосима Брадатый (ум. 1496) — митрополит Московский и всея Руси в 1490—1494 годах. Был противником церковных консерваторов-иосифлян и за это обвинялся последними (в том числе и после его смерти) в тайном еретичестве, кощунстве, оскорблении креста и икон, отрицании загробной жизни и в содомии. Поскольку в борьбе между нестяжателями и иосифлянами победили последние, все эти обвинения традиционно повторялись церковными историками вплоть по XIX век. Светские историки церкви XX века считают, что обвинения против Зосимы не подтверждены никакими фактическими данными.

[3] Светлая неделя — то же, что Светлая седмица: у православных — неделя, следующая за Пасхой, праздничная.

======================================================================

Опубликовано в газете «Русская мысль» (Париж), № 4267 (29 апреля — 5 мая 1999).

Комментарии Александра Тарасова.

======================================================================

Наталия Аркадьевна Бабасян (р. 1957) — российская журналистка и писательница, специалист по отношениям церкви и государства.

===============================================================================

Число просмотров поста: 52

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.