Смерть в Колумбии

Эта статья была написана чуть больше месяца назад для одного крупного издания и «потерялась» в редакции. Думаю, нет сегодня в Западном полушарии ничего чудовищнее, чем происходящее в Колумбии. Новости, похожие на боевые сводки с войны, где одна из сторон безоружна, теряются в мировом информационном шуме. Они даже не замалчиваются специально; все гораздо хуже — они просто никого не волнуют. В стране, которая обладает одной из самых боеспособных армий в регионе и опытнейшими службами безопасности, редкий день проходит без сообщений об убийствах — все чаще о нескольких в течение суток — социальных лидеров, правозащитников и деятелей культуры. Убийцы — вездесущая невидимая банда ультраправых боевиков, подписывающая свои листовки-приговоры псевдонимом «Черные орлы» — действуют под прикрытием власти и вооруженных сил, отрицающих ее существование.

Мои друзья сообщают о знакомых и близких, чьи смерти не попали в официальную статистику жертв и даже на задворки провинциальной прессы. Мне объясняют, что доходящие до нас отголоски колумбийского кошмара — лишь верхушка айсберга, реальные масштабы которого воображение отказывается представить. За прошедший с написания этого текста месяц появились десятки новых жертв — например, только за сегодняшний день погибли еще трое. Родители, которых расстреливают на глазах детей и иногда вместе с детьми; крестьяне, которых казнят на деревенской площади на глазах согнанных жителей; похищенные активисты, тела которых находят со следами пыток; человеческие головы, брошенные в людных местах, чтобы напомнить самым смелым о возвращении практики «мясных лавок» — тайных центров пыток и убийств, где в 80-е и 90-е поддерживавшиеся колумбийской армией ультраправые боевики совершенствовали искусство зверства.

Власть пытается выдать эти расправы за «сведение счетов» между бывшими партизанами и наркотрафикантами. Цель кошмара двойная — спровоцировать подписавших мир с правительством партизан в отчаянии опять взяться за оружие, чтобы появился повод обвинить их в терроризме и уничтожить официально, — и еще запугать крестьян, ожидавших возвращения нелегально отобранной во время гражданской войны земли, у которой уже давно влиятельные собственники.

Без сообщнического молчания мировой прессы сегодняшний колумбийский кошмар был бы невозможен. Этим и подобными текстами мы хотим достучаться хоть в одну из дверей. Найти людей, способных за этими неловкими строками услышать крики жертв и почувствовать запах одиночества и ужаса.

Когда вечером 20 мая нынешнего года Паула Росеро, адвокат-правозащитник в муниципалитете небольшого провинциального городка Саманьего в уютной кофейной провинции Нариньо, отправилась с мужем на детский праздник, она не знала, что этот день станет в ее жизни последним. Когда они распрощались со всеми и садились в машину, двое мотоциклистов разрядили в них свое оружие. Из пяти выстрелов, оборвавших ее жизнь, три были в голову. Паула была племянницей Сесара Ордоньеса — известного в этих местах социального активиста, убитого ультраправыми боевиками в 2002 году. С 2016 года она несколько раз безрезультатно обращалась в правоохранительные органы с заявлениями об угрозах и просьбой о защите. В Саманьего, насчитывающем 16 тысяч жителей, при подобных обстоятельствах в течение последнего месяца были убиты семь человек и еще трое — в последние 24 часа.

Только в мае этого года в Колумбии уже уничтожены около двадцати крестьянских и индейских лидеров, правозащитников, деятелей культуры и разоружившихся партизан. Среди них — известный кинорежиссер Маурисио Лисама, экс-команданте повстанцев ФАРК Вильсон Сааведра и один из лучших антропологов страны Луис Саламанка.

По неполным данным доклада, опубликованного в прошлую среду Национальным институтом судебной медицины и криминалистики, с 1 января 2018 г. по 30 апреля этого года, в стране убито 317 социальных лидеров. Я говорю о неполных данных, потому что десятки жертв числятся среди «пропавших без вести», а множество других расправ вдали от средств связи и официальной власти никогда не пополнят эту статистику повседневного кошмара.

С точки зрения природных ресурсов — горнорудные богатства Анд и огромные резервы нефти, воды и леса Амазонии — и геополитического расположения — выход к двум океанам — Колумбия не только занимает привилегированное положение, но и является фактически ключом к контролю над регионом. В свое время правительство США поддержало движение за независимость и отделение от нее Панамы, чтобы когда-нибудь смочь контролировать будущий канал. Превратив сегодня страну в основной источник кокаина для собственного рынка, Штаты приобрели повод для постоянного военного и политического присутствия в Амазонии и на границе нефтяного бассейна Венесуэлы.

Как это часто происходит с самыми богатыми и лакомыми регионами мировой периферии, нет в Латинской Америке страны с более трагической судьбой, чем Колумбия. С момента провозглашения независимости от Испании в 1810 году и по настоящее время Колумбия не знала практически ни одного мирного дня, а в гражданских войнах между различными партизанскими движениями и правительственными войсками, по данным Национального центра исторической памяти, в период с 1958 до 2018 гг. страна потеряла больше 260 тысяч жизней, из которых 215 тысяч — мирные жители. Договор о мире, после почти четырех лет переговоров подписанный главной партизанской организацией страны ФАРК и правительством в сентябре 2016 года, должен был открыть новую страницу в колумбийской истории. В стране, где до сих пор не было аграрной реформы, и 1% населения владеет 80% плодородных земель, одним из главных условий договора была гарантия колумбийского государства взять под контроль огромные территории глубинки — вечно ничейные земли без школ, без больниц и без дорог — и начать выполнять минимальные социальные обязательства перед их жителями.

Если подписавшее мирный договор правительство, добившись разоружения партизан, просто не торопилось его выполнять, то пришедшая к власти в августе этого года ультраправая оппозиция делает сегодня все, чтобы вынудить пытающихся обустроить мирную жизнь вчерашних повстанцев вернуться к оружию и использовать это как повод для начала широкомасштабной бойни всех социальных сил, настроенных по отношению к этому правительству критически.

В колумбийской истории такое уже бывало. Так, в 1985 году, при первой попытке партизан ФАРК сменить вооруженную борьбу на легальное участие в политике и создании ими партии Патриотический союз, спецслужбы вместе с нанятыми и обученными ими ультраправыми киллерами уничтожили за несколько лет около четырех с половиной тысяч человек, включая двух кандидатов в президенты, в результате чего выжившие ушли в горы или бежали из страны, а партия была загнана в подполье. На сегодняшний день с момента подписания мирного договора с ФАРК ультраправыми боевиками убиты уже больше 130 бывших бойцов и командиров.

В чем сегодняшний смысл уничтожения социальных лидеров?

Одной из причин, по которым правительство Обамы «рекомендовало» своему «стратегическому партнеру» Колумбии подписать мир с партизанами, была потребность американских и транснациональных корпораций в освоении природных богатств удаленных районов колумбийских Анд и Амазонии, находившихся тогда под контролем повстанцев. После ухода партизан вместо обещанного присутствия государства эти территории почти немедленно оказались заняты вооруженными бандформированиями, действующими в интересах наркотрафика, нелегальной горной добычи и совершенно легальных ведущих экономических групп, заинтересованных в эксплуатации природных ресурсов.

Данные расследований колумбийских правозащитных организаций показывают, что более 80% совершенных в 2018 году убийств социальных лидеров связаны с тем, что жертвы киллеров пытались защитить право собственности на землю и ресурсы общинных территорий. Здесь еще важно добавить, что после заключения мира многие крестьяне пробовали вернуть себе через суд земли, отобранные у них вооруженными бандами в ходе военного конфликта. За множеством этих банд часто стоят крупные компании, связанные с горнодобывающей промышленностью, строительством ГЭС и посадками африканской масличной пальмы — бесполезным для крестьян и катастрофическим для экологии, но экономически крайне рентабельным проектом.

На малонаселенной большей части колумбийской территории, где государство практически отсутствует, и где единственные пути сообщения — реки или постоянно размываемые дождями земляные дороги, — роль социальных лидеров огромна. Существование общинных организаций обеспечивает единственную постоянную власть и регулярную связь местных жителей с остальным миром. В этом же — единственная возможность защиты хоть каких-то интересов самых бедных жителей страны, давно оказавшихся на обочине ее развития. Сегодня — после ухода партизан — безоружные крестьянские и индейские общины стали последним заслоном на пути гигантских горно- лесо- и нефтедобывающих проектов, устремившихся на освобожденные от партизан земли. Помимо разрушения социальной ткани, убийства лидеров этих общин вызывают паралич власти на местах и невозможность организованного сопротивления.

Мне нравится объяснение колумбийского экономиста Эстефана Ортиса, который пишет:

«…Каждый из этих лидеров представляет коллективный процесс управления территорией. Они — выразители коллективных действий, усилий и инициатив, являющихся достижением и мечтой целых поколений жителей этих территорий. Лидерство этих людей заключается в их способности объединить и озвучить идеи и перспективы, которые обычно игнорируются и замалчиваются в Колумбии. Эти голоса — отражение ее разнообразия, но не в фольклорном смысле, выраженном в открытках, туристических слоганах или пустопорожних патриотических фразах, а в различных соображениях и взглядах на то, какими должны быть жизнь и развитие в разных уголках нашего географически разнообразного государства…».

Убийцы принадлежат к организованным по всей стране структурам, раньше называвшим себя «парамилитарес». Подразделения парамилитарес были созданы в 80-е годы правительством Колумбии, финансированы частным бизнесом и наркотрафиком, а вооружены и обучены армией. Несмотря на формально провозглашавшуюся ими цель «борьбы с левыми партизанами», их миссия всегда являлась исключительно карательной. На их совести самые зверские массовые расправы с крестьянами по подозрению в сотрудничестве с повстанцами и регулярный отстрел всех инакомыслящих, правозащитников и левых интеллектуалов. Эта стратегия оказалась достаточно эффективной, и на зачищенных парамилитарес территориях после выполнения ими наиболее грязной работы армия смогла перейти в наступление. В то же время из-за ряда международных скандалов, связанных с разоблачением чудовищных преступлений парамилитаризма, властью было организовано шоу с «добровольным разоружением» парамилитарес, некоторые из которых даже понесли определенное почти символическое наказание.

В реальности большая часть боевиков, новые их поколения все эти годы полностью контролировали организованную преступность бедных окраин крупных городов и огромные территории сельской местности: практически все то, что не было под властью различных партизанских движений. В последнее десятилетие для сохранения иллюзии исчезновения парамилитарес колумбийская пресса и правоохранительные органы называют их «бакрим» — «бандас криминалес» («преступные банды»). Лидеры бакрим вместе с высокопоставленными правительственными чиновниками и военными продолжают активно участвовать как в гигантском бизнесе наркотрафика и организованной проституции, так и во вполне легальных предприятиях наподобие банковского дела и туризма. Разумеется, нынешнее колумбийское правительство не признает наличия в стране организаций ультраправых боевиков и рассматривает убийства политических активистов как часть проблемы обычной преступности.

Пока мировая и колумбийская пресса рассказывает нам об ужасах происходящего в Венесуэле, в демократической и свободной Колумбии продолжается безнаказанный отстрел социальных активистов; если год назад их убивали по одному каждые два-три дня, то в последние недели от пуль киллеров гибнет по два-три человека в день. ООН и прочие человеколюбивые организации в очередной раз заняты другими более серьезными проблемами.

 
Олег Ясинский

===============================================================================

Число просмотров поста: 34

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.