80-летие великой забастовки румынских железнодорожников

Раду Параскива

 

Классовые бои трудящихся в Гривице[1] и других местах, наряду с такими же выступлениями нефтяников в долине Праховы[2] в начале 1933 года, являются одним из важнейших событий социальной истории Румынии, и о них должны знать все, кто по-настоящему стоит за народ, за эксплуатируемое большинство.

 Румыния  забастовка  история  народ  сопротивление  Romania  strike  history  people  resistance  железнодорожникиЭти славные бои проходили в контексте, очень похожем на сегодняшний, в условиях глубокого кризиса мирового капитализма[3], который тогда затронул, так же, как и сейчас, и нашу страну, с теми же проявлениями, что и сегодня — сокращениями заработной платы, закрытием фабрик, большим ростом безработицы и нищеты широких масс трудящихся, «жертвенными кривыми»[4] (с уточнением, что это были не сокращения заработной платы, как это делается сегодня, а всего лишь задержки выплаты части заработной платы, с последующей выплатой работникам разницы). Поэтому основным требованием была «полная выплата заработной платы», т. е. «отмена жертвенной кривой». Как можно заметить, сейчас положение хуже, чем тогда.

Забастовка нефтяников

Одним из замечательных эпизодов борьбы румынских рабочих в начале 1933 года были собой революционные действия нефтяников Плоешти и близлежащих мест.

К концу 1932 года был создан инициативный комитет рабочих всей долины Праховы и принята единая программа требований, среди которых: признание фабрично-заводских комитетов[5], открытие опечатанных офисов рабочих организаций[6], прекращение увольнений, отмена системы штрафов, ночных смен и т.д.

Утверждение этой программы отметило переход рабочих Праховы, и особенно нефтяников, к наступлению.

Несмотря на запреты властей, в январе 1933 года нефтяники повсюду организуют митинги, демонстрации и другие акции протеста в поддержку данной программы.

29 января 1933 года дирекция нефтеперерабатывающего завода «Астра Ромынэ» объявила об увольнении группы рабочих. Попытки рабочей делегации добиться путем переговоров отмены этого решения были высокомерно отвергнуты и, таким образом, на следующий день, 30 января, в 16 часов рабочие объявили забастовку, выдвинув в связи с этим и социально-экономические требования. Вскоре число бастующих достигло 2 тысяч человек.

Дошло до ожесточенного столкновения между рабочими и «силами правопорядка» (армией и полицией), которые были вынуждены отступить, а администрация предприятия обязалась соблюдать существующий трудовой договор и решить вопрос с увольнениями…

В то время как гражданские и военные власти пытались принять репрессивные меры против забастовщиков «Астра Ромынэ», политические и профсоюзные организации рабочих Праховы посчитали, что настал подходящий момент для начала борьбы и на нефтеочистительном заводе «Ромына-Американэ». Прибегнув к методу оккупационной стачки, они поставили целью добиться осуществления упомянутой выше программы 1932 года.

1 февраля 1933 года началась забастовка на «Ромына-Американэ», организованная Комитетом действий предприятия[7]. Между нефтяниками и репрессивными силами произошло жесткое столкновение. Дирекция предприятия отказалась удовлетворить требования рабочих, и по длинному гудку сирены к бастующим рабочим присоединились массы жителей Плоешти и соседних населенных пунктов — в том числе рабочие с «Астра Ромынэ», шедшие со смены, рабочие заводов «Доробанцул», «Феро-Эмаль», значительная часть населения рабочих кварталов, а также сотни безработных Плоешти.

Обманом арестованные делегаты забастовщиков были вывезены с завода, но столкновения забастовщиков и демонстрантов с жандармами и полицией продолжались по всей дороге до Плоешти. Здесь тысячи людей с упомянутых предприятий, к которым присоединились рабочие с заводов «Орион», «Штандард», и «Петроль-Минэ», а также из соседних населенных пунктов долины Праховы, заняли городскую площадь.

Борьба, в которую было вовлечено более 8 тысяч человек, приобрела резко выраженный наступательный характер, главным требованием было освобождение представителей рабочих, удерживаемых в здании полицейской управы. Массы были настоящими хозяевами улиц.

В конце концов, трудовой народ победил. Его требования были выполнены.

Борьба рабочих НПЗ «Астра Ромынэ», «Ромына-Американэ», впечатляющая солидарность других нефтяников Плоешти, рабочих, крестьян, ремесленников и всех остальных жителей уезда носила отчетливый наступательный характер, объединив экономические, политические и социальные требования в противостоянии сговору работодателей.

Забастовки железнодорожников

1 января 1933 года была введена в действие третья «жертвенная кривая», которая должна была привести к сокращению заработной платы работников от 10 до 12 %. Рабочий протест последовал незамедлительно. 13 января 1933 года состоялся крупный митинг протеста железнодорожников города Галац, собравший 800 человек. Через два дня полиция арестовала 16 рабочих Галаца, и в ответ на это тысяча их товарищей вышла с протестом на улицы, заставив власти освободить 12 из 16 арестованных.

27 января приходят в движение и рабочие Бухареста. 400 железнодорожных рабочих Гривицких железнодорожных мастерских собрались и решили начать на следующий день предупредительную 45-минутную стачку. Они также избрали забастовочный комитет, который выдвинул следующие требования: полная выплата заработной платы, отмена «жертвенной кривой», возвращение на работу уволенных товарищей, отказ от штрафов, прекращение увольнений. В то время, когда железнодорожные рабочие приступили к подготовке забастовки, вопрос о новом методе борьбы — оккупационной стачке — был вынесен на всеобщее обсуждение на демонстрации в Гривице 28 января. Оккупационную стачку поддержали все рабочие.

28 января требования железнодорожников были направлены министру путей сообщения Эдуарду Мирто. По призыву забастовочного комитета рабочие оккупировали мастерские — до тех пор, пока их требования не будут удовлетворены.

2 февраля в 9 часов утра под руководством структур Единого фронта[8] более 5 тысяч работников занимают мастерские, в то время как перед мастерскими собирается еще 6 тысяч человек — члены семей бастующих, а также жители рабочих кварталов, в том числе много безработных. Представители «органов правопорядка» были остановлены пикетами забастовщиков, которые не дали им войти в мастерские. Были созданы дружины самообороны. В 9 часов вечера делегация бастующих вернулась из министерства путей сообщения с информацией, что часть требований забастовщиков принята. Сочтя, что были удовлетворены основные требования, профсоюзные лидеры (социал-демократы) посоветовали гривицким рабочим прекратить забастовку в 23:30. Забастовочный комитет бухарестских железнодорожников был распущен. Однако из 5 тысяч рабочих возобновили работу лишь 200. Вскоре и они были вынуждены прекратить ее, так как товарищи посчитали их штрейкбрехерами, а администрация была уведомлена о новых требованиях: увеличение зарплаты на 40 %, введение индексаций в связи с бурной инфляцией, признание фабрично-заводских комитетов. Протесты не прекратились даже тогда, когда мастерские были окружены отрядами жандармов и армии. Только в этот момент социал-демократические профсоюзы, огласив заявление их председателя Думитру Спырли, отказались солидаризироваться с новыми требованиями.

В то же время правительство тайно готовило удар по бастующим. Премьер-министр Александру Вайда-Воевод представил на рассмотрение парламента законопроект по введению чрезвычайного положения сроком на полгода, предусматривавшего в том числе цензуру. Законопроект был принят представителями буржуазии и помещиков 202 голосами «за» при 43 «против» 4 февраля, и король Кароль II утвердил его в тот же день. Военное положение действовало во всем Бухаресте и в радиусе 5 км вокруг него, а также — что говорит о масштабах народного недовольства — в Черновцах, Галаце, Яссах, Плоешти, Тимишоаре и во всей долине Праховы. Примечательно, что среди тех, кто голосовал за введение чрезвычайного положения, был и известный политик и идеолог крайне правых, самозванный «защитник народа» от «еврейской угрозы» А. К. Куза[9]. Он открыто заявил: «Правительство прекрасно осознает причины, и является единственным, (кто) в состоянии судить о целесообразности таких мер». Вот как «защитник народа» А. К. Куза, который считал, что представляет рабочих гораздо лучше, чем коммунисты, «чуждые по происхождению и духу», оказался надежным союзником Системы в борьбе против тех, кто чисто экономическими требованиями, лишенными какой-либо коммунистической окраски, угрожал ей.

Кто же был в то время на стороне рабочих? Разумеется, те партии, которые (по крайней мере, тогда) представляли рабочий класс, — социал-демократы, единые социалисты[10] и особенно коммунисты. Ссылаясь на эти события, Арманд Кэлинеску[11] через год говорил с трибуны парламента: «Таким образом, мы столкнулись с готовящимся коммунистическим восстанием…» Арманд Кэлинеску был заместителем госсекретаря в Министерстве внутренних дел в феврале 1933 года и координировал действия по расправе над забастовщиками.

Если коммунистическая партия (численностью всего 1000 человек) [12] была так слаба, как теперь говорят, как так получилось, что именно ее боялись лидеры буржуазно-помещичьего режима в те дни рабочих волнений? Это еще один вопрос, на который антикоммунисты просто-напросто не могут ответить — по той простой причине, что они упорно отказываются мыслить логически. Но даже депутат от Либеральной партии Рихард Франасович заявил после кровавого подавления движения, что правительство должно было «защитить общественный порядок от коммунистических элементов, находящихся на службе Красного Интернационала Москвы». Что и требовалось доказать. Буржуазные политики того времени открыто заявляли, что именно коммунисты стояли во главе этого движения, несмотря, повторю, на чисто экономический характер его требований — вразрез с тем, что твердят сегодня лакействующие интеллектуалы, прислужники нынешней буржуазии.

Еще в марте 1932 года конференция работников железнодорожного транспорта всей страны выбрала Центральный комитет действий.

Именно этот комитет, возглавлявшийся коммунистами, решил в ответ на подлое введение чрезвычайного положения — после того, как рабочим пообещали удовлетворить их требования — объявить новую забастовку. Это факт, который свидетельствует о популярности коммунистов в массах — даже в условиях глубокого подполья. А ведь в ночь с 11 на 12 февраля по всей стране были арестованы сотни коммунистов и сочувствующих!

Те коммунисты, кто не был арестован, взяли на себя руководство забастовкой. Единый рабочий фронт вновь вступает в борьбу. На ряде предприятий — «Малакса», «Балкани», «Мочиорница» и других — прошли собрания, а на заводе Дюрера и РМС — забастовки солидарности. В то же время объявили стачку, выдвинув собственные требования, и рабочие водных коммунальных предприятий. В провинции, в Яссах и Клуже, забастовали железнодорожники. Компактными массами рабочие из других кварталов Бухареста двинулись к мастерским Гривицы.

После такого явного вызова, брошенного правительством, железнодорожники Гривицы 15 февраля объявляют забастовку, по примеру тех, кто начал 13 января стачку в Клуже (где лидером был коммунист Григоре Ион Рэчану), 14 января — в Яссах и других местах. Утром 15-го, около 9 часов, делегация в составе Георге Георгиу-Дежа, Киву Стойки, Панаита Богэцою, Константина Дончи, Александру Петя и Илие Пинтилие отправилась к Генеральному управлению железных дорог. Около 4 тысяч человек, сидевших вокруг котлов с карбидом, под которыми горел огонь, перед Управлением локомотивных бригад, ожидали итогов переговоров. Были сооружены две импровизированные трибуны. Все это время рабочий Константин Негря заботился о том, чтобы сирена Гривицких мастерских звучала с установленными интервалами. Но в час ночи закончился уголь, на котором работала сирена. Гривицкие рабочие вновь занимают мастерские, и на этот раз десятки тысяч (может, и больше) столичных рабочих начали забастовку в знак солидарности со своими братьями по классу — рабочими Управления железной дороги, рабочими завода Дюрера, заводов «Эрдан», «Малакса», Леметра, «Войня», «Вулкан», «Балкани», «Мочиорница».

Утром 15 февраля в Гривицу были введены войска. Рота 21-го пехотного полка отказалась подавлять народный протест, и правительство, опасаясь солидарности солдат с рабочими, заменило полк полицией и пограничниками. Несмотря на военное присутствие, несмотря на то, что первые пулеметы уже были установлены на грузовики, рабочие внутри мастерских не дрогнули. И тысячи рабочих вокруг мастерских не двинулись с места.

Перед тем как начать атаку на мастерские, штаб, который руководил операцией, решил предпринять общее наступление против масс, которые поддержали бастующих. Со штыками наперевес, стреляя из винтовок и пулеметов, специальные войска атаковали собравшихся — в основном женщин и детей рабочих. В тот вечер упали замертво первые жертвы. На следующий день, на рассвете, начались репрессии против рабочих в мастерских. Стреляли из винтовок и пулеметов, рабочих закалывали штыками, забивали прикладами.

В ночь с 15 на 16 февраля был арестован забастовочный комитет, и утром 16-го армия перешла к силовой «зачистке» мастерских Гривицы. Как и в 1918-м[13], и в 1929-м в Лупени[14], армия стреляла в рабочих, убив, по официальным данным, трех человек и тяжело ранив еще 16. В действительности погибло семеро: рабочий-коммунист Думитру Попа, 19-летний рабочий Василе Роайтэ, монтер Ион Дуп, которому было всего лишь 17 лет, рабочий Думитру Майер, учетчик Кристя Ионеску и грузчики Ион Думитреску и Д. Олтяну. Согласно другим источникам, вместо Иона Дупа и Д. Олтяну погибшими числятся Георге Попеску и Думитру Тобиас[15]. Было арестовано не менее 2 тысяч человек, и среди них коммунисты — Георге Георгиу-Деж, Киву Стойка, Константин Донча, Георге Василики и другие[16].

Аресты, приговоры, побеги

Коммунисты находились на переднем крае борьбы и приняли на себя всю тяжесть репрессий, коммунистические лидеры были героями и мучениками той поры.

Кратко расскажем о лидерах забастовки, их роли в событиях и о том, что с ними стало позже.

Думитру Петреску, коммунист. Один из основных лидеров. Арестован и приговорен к пожизненным каторжным работам. Про него редко вспоминали после того, как Георге Георгиу-Деж «монополизировал» заслуги по организации и проведению забастовки.

Константин Донча. Еще один видный лидер. Во время забастовок 1933 года был председателем Бухарестского профсоюза железнодорожников («красный профсоюз»[17]). Член КПР с 1931 года, приговорен к такому же наказанию, что и Думитру Петреску.

Георге Георгиу-Деж, секретарь Центрального комитета действий железных дорог Румынии (CFR), он также поддерживал связь между профсоюзами (Революционные профсоюзы[18]) и компартией. Был приговорен к 15 годам каторжных работ, однако оставался в тюрьме до августа 1944 года[19].

Киву Стойка, член КПР с 1931 года, был приговорен к 12 годам тюремного заключения за участие в организации и проведении забастовки[20]. Сражался в Интернациональных бригадах во время Гражданской войны в Испании. После 1944 года стал видным номенклатурным деятелем нового режима, дорос до должности председателя Государственного совета, на которой был сменен Николае Чаушеску[21].

Василе Быгу, красильщик вагонов, еще один лидер забастовки, который входил в состав Комитета действий, также арестован и осужден. Один из основателей КПР. На допросе в полиции Быгу выступил с пространным заявлением, в котором дал обширную и подробную информацию об истории и организаторах забастовки, 21 из которых были им названы. Позже был представителем Коммунистической партии Румынии в Национальном антифашистском комитете с участием представителей исторических партий: либеральной и крестьянской.

Панаит Богэцою, соратник Константина Дончи, лидера «красного профсоюза». Сам Богэцою, однако, был социал-демократом.

Давид Корнер (во Франции — Альбер Барта), член КПР с 1932 года, был осужден за активную роль в забастовке в Гривице и приговорен к 18 месяцам тюремного заключения. В 1934 году стал противником сталинизма и основал «большевистско-ленинскую» (троцкистскую) группу, критикуя как КПР, так и Единую социалистическую партию. Отправился в качестве студента во Францию, где принимал активное участие в работе Международной рабочей партии, а затем в 1939 году был одним из основателей фракции «Комитетов за Четвертый Интернационал» Социалистической партии рабочих и крестьян. После ноября 1939 года — организатор и руководитель «группы Барта» (Троцкистской группы), переименованной 7 ноября 1942 года (в день 25-летия Великой Октябрьской революции), в Коммунистическую группу, а в 1944 году — в Коммунистический союз. Группа работала в подполье во время нацистской оккупации. Барта сыграл большую роль в руководстве и организации забастовок 1947 года на заводах «Рено». После 1950 года Барта практически не участвует в деятельности группы[22].

Похороны заключенных тюрьмы «Дофтана», погибших во время землетрясения в 1940 году (ANR)
Похороны заключенных тюрьмы «Дофтана», погибших во время землетрясения в 1940 году (ANR)

Илие Пинтилие, коммунист, участвовал в организации крупных забастовок в феврале 1933 года, координировал деятельность профессиональных союзов железнодорожных мастерских Ясс, Черновцов и Пашкани и поддерживал контакты с коммунистами из железнодорожных мастерских Гривицы. Погиб в тюрьме «Дофтана» во время землетрясения в 1940 году.

Павел Штефан, активист КПР, участвовал в забастовке железнодорожников. В 1942 году исключен из партии за «фракционную деятельность»[23], восстановлен в 1945-м. Стремительно поднялся по политической карьерной лестнице после 1946 года, став аппаратчиком режима[24].

Александру Дрэгич, член КПР с 1930 года, механик в железнодорожных мастерских, член Центрального комитета действий. Хотя и не сыграл значительной роли во время забастовки, был приговорен к 15 годам тюремного заключения за «коммунистическую деятельность» в ходе «процесса Анны Паукер»[25]. Бежал из заключения в августе 1944 года[26].

Константин Давид, комсомолец с 1928 года, участвовал в организации забастовки, однако не был ее лидером. Вступил в компартию в 1934 году, член ЦК КПР от бухарестской организации в 1937—1940 годах, до 1939 года был секретарем этой организации. В 1939 году начал работать инструктором ЦК Коммунистической партии Румынии в Галаце, затем в долине Праховы. Между 1931 и 1940 годами буржуазные власти арестовывали его за революционную деятельность 24 раза. Убит легионерами во время мятежа «Железной гвардии» в 1941 году.

Василе Лука, работник депо железных дорог в Брашове, считается организатором забастовки в этом городе. Был секретарем брашовской организации КПР. Осужден на «брашовском процессе» 1935 года. Освобожден из тюрьмы в Черновцах советскими властями в 1940 году, стал заместителем председателя горсовета Черновцов.

Георге Василики, член КПР с 1927 года, сыграл важную роль в забастовках 1933 года, затем был арестован и приговорен к 12 годам лишения свободы. Во время Второй мировой войны сражался в рядах французского Сопротивления[27].

Лидеры забастовщиков были осуждены на судебном процессе в Бухаресте, завершившемся в августе 1933 года. Суд второй инстанции рассматривал это дело в городе Крайова (считавшимся властями более благонадежным) в 1934 году.

Лидеров забастовки ведут в военную тюрьму г. Крайова (ANR)
Лидеров забастовки ведут в военную тюрьму г. Крайова (ANR)

В январе 1935 года Коминтерн организовал побег Петреску, Дончи и Василики. Бежавшие прибыли в СССР через Прагу и позже отправились воевать добровольцами в Интербригады в Испанию.

С принятием «Закона Мырзеску»[28] коммунистическая деятельность была приравнена к преступлению. После забастовки 1933 году закон был изменен в сторону ужесточения.

Судьба лидеров после войны

Парадоксально, но после того, как коммунисты пришли к власти, герои этих забастовок не получили признания, соответствующего их вкладу в борьбу. Некоторые из них заняли высокие посты, другие же были затерты или отстранены от власти.

После войны Георгиу-Деж начал приписывать себе не существовавшие заслуги и оттеснять видных деятелей Коминтерна. Например, Донча был исключен из партии в 1958 году — обвинителем был Чаушеску, — а Петреску не занимал никаких должностей с мая 1956 по декабрь 1965 года (когда Деж умер), несмотря на его роль в дивизиях «Тудор Владимиреску» и «Хория, Клошка и Кришан»[29] (воинские соединения, воевавшие во второй половине Великой Отечественной войны на стороне Красной Армии, из бывших румынских военнопленных. — Примеч. перев.). После реабилитации в 1968 году (самим Чаушеску, бывшим их обвинителем в 1958-м) Константин Донча предложил вычеркнуть имя Георгиу-Дежа из истории нашей страны.

Василе Быгу, который с 1945 года был лидером профсоюза железнодорожников, Деж всегда подозревал в заговорах и попытках подорвать его авторитет в партии. Быгу был исключен из партии в 1958 году за «уклонизм».

Осужденные лидеры забастовки в тюрьме г. Крайова, май 1934 года (ANR)
Осужденные лидеры забастовки в тюрьме г. Крайова, май 1934 года (ANR)

Георге Василики был на стороне Дежа в ходе чистки в партии в 50-е годы и, следовательно, временно избежал репрессий, после чего был отстранен от дел Георгиу-Дежем. В первые послевоенные годы Василики был министром горнорудной промышленности и нефти и президентом UCECOM[30].

В таком же положении находился и Киву Стойка, хотя на первом этапе он старался поддерживать связи со старыми товарищами (вместе с которым он сражался в Испании). Зато он стал неудобным для Н. Чаушеску, и тот отстранил от руководства государством (сам заняв этот пост в 1967 году) и «помог» ему покончить жизнь самоубийством в 1975-м.

Александру Дрэгич был близким другом Дежа, который назначил его министром внутренних дел и главой госбезопасности. Но затем Дрэгич впал в немилость у Чаушеску, в 1968 году был разжалован в рядовые, исключен из партии. В 1989 году ему было предложено восстановить членство в компартии (вероятно, чтобы он не перешел в лагерь «античаушистов» «старой гвардии»), однако он отказался.

Василе Лука стал партаппаратчиком сразу после войны, но попал в немилость, был арестован в 1952 году и в 1954-м осужден за «экономические диверсии» и «уклонизм» и приговорен к смерти. Затем лидеры КПР[31] заменили смертный приговор на пожизненные принудительные работы. В. Лука умер через девять лет в тюрьме Аюд. После прихода к власти Чаушеску он был реабилитирован.

======================================================================

Комментарии

[1] Гривица — рабочий квартал Бухареста.

[2] Прахова — река в Румынии, левый приток Яломицы, впадающей в Дунай. Долина Праховы — один из основных районов нефтедобычи в стране.

[3] Автор имеет в виду Великую депрессию 1929—1933 годов. Уже к 1930 году экономика Румынии оказалась практически дезорганизована, а в 1932 году речь уже шла о фактическом введении зарубежного управления финансами и наиболее важными отраслями промышленности страны.

[4] «Жертвенные кривые» — часть «Женевского плана» по «выводу» Румынии из экономического кризиса, в соответствии с которым через структуры Лиги Наций страна попадала под полный контроль международного финансового капитала. «Жертвенные кривые» предполагали решать финансово-экономические проблемы Румынии за счет трудящихся. Первые «жертвенные кривые» предусматривали увольнение 30 % рабочих и служащих государственных предприятий и снижение заработной платы на 60 %.

[5] Фабрично-заводские комитеты (фабрично-заводские советы) — выборные органы рабочего самоуправления, возникшие в 20-е годы в ряде европейских стран под воздействием опыта российских фабзавкомов 1917 года. Фабрично-заводские комитеты (советы) пытались выступать как параллельная власть на производстве (Италия, Германия) или как контролирующий орган со стороны рабочих коллективов (Германия, Австрия). Как правило, фабрично-заводские комитеты политически отражали линию левого крыла социал-демократии, той части социал-демократических рабочих масс, что выступала за революционный, а не реформистский путь и за союз с коммунистами.

[6] Эти офисы были закрыты властями вслед за разгромом всерумынского съезда профсоюзов в Тимишоаре в апреле 1929 года. В качестве законодательной базы для репрессий власти использовали «Закон о защите государства», принятый еще до введения в действие конституции 1923 года и формально утративший силу.

[7] Комитеты действий — фактически то же самое, что стачкомы, обычно состояли из членов фабрично-заводских комитетов (см. комментарий 3), запрещенных властями.

[8] Единый фронт — основная тактическая установка Коминтерна в 1921—1927 годах. Первоначально возникла как тактика «единого рабочего фронта» — в 1921 году, в условиях наступления капитала на права рабочих. Тактика предполагала создание фронта совместных действий против капитала всеми международными объединениями рабочих и социалистических организаций. Инициатором выступила КПГ, обратившаяся с соответствующими предложениями к социал-демократам и профсоюзам. 2—5 апреля 1922 года в Берлине состоялась конференция представителей исполкомов II, II ½ и III Интернационалов, которые (за счет уступок со стороны Коминтерна) договорились о совместных действиях. Однако уже в конце мая 1922 года между II и II ½ Интернационалами с одной стороны и Коминтерном с другой возникли непреодолимые противоречия. В этих условиях IV конгресс Коминтерна (ноябрь 1922 года) выдвинул лозунг «рабочего правительства» (т. е. коалиционного правительства рабочих, социалистических партий). Тактика «единого фронта» была принята не всеми компартиями. Компартии Италии, Франции, Испании опасались, что более сильные, старые и опытные соцпартии просто поглотят в «единых фронтах» молодые и слабые компартии. Итальянские коммунисты были согласны на «единый фронт» только в профсоюзах. Чтобы навязать всем компартиям тактику «единого фронта», Коминтерн во второй половине 20-х годов шел на принудительную смену руководства мятежных партий. В 1927—1928 годы под воздействием неудач на переговорах с руководством социалистических и социал-демократических партий Коминтерн перешел к новой тактической установке «класс против класса», которая предполагала работу по созданию «единого фронта» «снизу», т. е. с рядовыми рабочими — социалистами и социал-демократами. Руководство социал-демократов было заклеймено как «социал-фашистское». В новом виде тактика «единого фронта» возродилась в 1934 году в форме Народных фронтов.

[9] Куза Александру Константин (1857—1947) — видный деятель ультраправого движения в Румынии, патологический антисемит. Создатель фашистских Национал-христианского союза (1922) и Национал-христианской лиги защиты («синерубашечники», 1923). Депутат парламента с 1933 года. Учитель К. Кодряну, с которым разошелся в 1927 году. Государственный секретарь в правительстве О. Гоги (1937—1938), прославился политикой антисемитизма и насаждения фашистского корпоративизма.

[10] Единая социалистическая партия Румынии — левосоциалистическая партия, созданная в 1933 году левым крылом Социал-демократической партии Румынии и небольшими коммунистическими «раскольническими» группами. Выступала за тактику Единого фронта, за сотрудничество социал-демократов с коммунистами. В 1938—1944 годах — в подполье. В 1944 году самораспустилась, ее члены вошли в состав компартии.

[11] Кэлинеску Арманд (1893—1939) — видный деятель Национал-либеральной, а затем Национал-царанистской партии, госсекретарь в Министерстве внутренних дел в правительстве А. Вайды-Воевода (1930—1933), министр внутренних дел в правительстве О. Гоги (1938—1939). В борьбе между монархо-фашизмом Кароля II и прогитлеровским фашизмом «Железной гвардии» был на стороне Кароля II, один из организаторов репрессий против легионеров и убийства вождя «Железной гвардии» К. Кодряну. Застрелен легионерами 21 сентября 1939 года.

[12] Компартия Румынии была основана в марте 1921 года, против нее сразу же было организовано несколько крупных процессов, а в 1924 году партия была объявлена вне закона и загнана в глубокое подполье. За одну только принадлежность к компартии суды давали 10 лет заключения.

[13] 13 декабря 1918 года румынские власти расстреляли мирную рабочую демонстрацию в центре Бухареста. Было убито на месте и умерло от ран свыше 100 человек. Эти события вошли в историю Румынии под названием «Бойня на площади Национального театра».

[14] 5 августа 1929 года в Лупени (долина реки Жиу), центре добычи бурого угля, местные шахтеры начали забастовку, требуя повышения заработной платы и введения 8-часового рабочего дня. Забастовщики заняли шахту, электростанцию, городской водопровод. Стачка была жестоко подавлена армией. По официальным сообщениям, в результате расстрела рабочих погибло 25 человек и 200 было ранено, по неофициальным — было убито около 70 и ранено около 320 человек.

[15] То есть, возможно, убитых было девять.

[16] Неофициальные данные о числе раненых (как легко, так и тяжело) при подавлении забастовки в Гривице — с учетом раненых среди поддержавшей забастовщиков уличной толпы — разнятся: по одним сведениям, было ранено 240 человек, по другим — 262, по третьим — 275.

[17] «Красными профсоюзами» («красными союзами») называли те профорганизации, которые находились под контролем коммунистов.

[18] Революционные профсоюзы — общепринятое название ориентировавшегося на Коминтерн профцентра Румынии, официально именовавшегося Объединенный всеобщий совет профсоюзов (создан в 1923 году).

[19] Руководитель Румынии в 1948—1965 годах (то есть до самой смерти), сталинист.

[20] В большинстве источников сказано, что к 15 годам.

[21] Председатель Государственного совета — глава государства в Румынской Народной Республике (затем — Социалистической Республике Румыния), то же, что президент. К. Стойка занимал этот пост в 1965—1967 годах, Н. Чаушеску считал его опасным конкурентом и со временем вытеснил со всех государственных и партийных постов. В 1975 году К. Стойка покончил жизнь самоубийством.

[22] По мнению его товарищей, у Корнера-Барта развилось что-то вроде мании величия: он обвинял эту троцкистскую группу (из которой впоследствии выросла известная организация «Лютт увриер») в том, что она «украла плоды его деятельности». Хотя бывшие товарищи предлагали ему в 60-е годы вернуться и занять в группе руководящий пост, Корнер-Барта отказался. Умер в 1976 году.

[23] Фракции были запрещены Уставом КПР.

[24] В 1952—1957 годах П. Штефан занимал пост министра внутренних дел Румынии.

[25] Паукер Анна (Рабинсон Ханна) (1893—1960) — видный деятель румынского и международного рабочего движения, один из ведущих работников Коминтерна. В 1935 году приговорена за «подрывную коммунистическую деятельность» к 10 годам заключения. С 1947 года — министр иностранных дел Румынии (первая женщина — министр иностранных дел), самый авторитетный человек в компартии. В феврале 1953 года арестована по обвинению в «космополитическом и сионистском заговоре», однако после смерти Сталина освобождена из тюрьмы и отправлена под домашний арест. В 1956 году с А. Паукер были сняты все обвинения, но она была отправлена на пенсию, в партии не восстановлена (Г. Георгиу-Деж опасался, что Хрущев может добиться избрания А. Паукер руководителем румынской компартии).

[26] А. Дрэгич при Георгиу-Деже дорос до поста министра госбезопасности (1952—1957). Несет личную ответственность за репрессии, в том числе против старых коммунистов — противников Георгиу-Дежа («дело Патрашкану» и др.). В 1968 году обвинен в осуществлении незаконных репрессий и злоупотреблении служебным положением, снят со всех государственных и партийных постов, разжалован из генерал-полковников в рядовые, однако перед судом не предстал. В 1991 году, опасаясь преследований, бежал с семьей в Венгрию.

[27] В 1949—1951 годах занимал пост министра нефтяной и угольной промышленности Румынии. Умер в 1974 году.

[28] Закон 1924 года «О подавлении нарушений общественного порядка».

[29] После побега из тюрьмы Думитру Петреску учился в Москве в Высшей международной ленинской школе. Испанский опыт помог ему при назначении в VII отдел Политуправления РККА. В 1943 году он стал помкомдива и начполитотделом дивизии «Тудор Владимиреску». После освобождения Румынии от фашизма — заместитель госсекретаря в Министерстве обороны, генеральный инспектор армии в области образования и пропаганды. С января по май 1950-го — председатель Великого Национального Собрания Румынии, затем — министр продовольствия, министр финансов. С октября 1955 по май 1956 года — первый заместитель председателя Совета министров. Лишь в декабре 1965 года Д. Петреску был возвращен из опалы и назначен председателем Госкомитета по охране труда (в ранге министра). Умер в 1969 году.

[30] Центральный союз производственных кооперативов.

[31] Тогда партия официально носила название «Румынская рабочая партия» (РРП).

======================================================================

На языке оригинал опубликовано в интернете по адресу: http://luptaanticapitalista.wordpress.com/tag/grivita-rosie-1933/

Перевод с румынского Вадима Лунгула и Георгия Кодряну.

Для настоящей публикации перевод существенно переработан Александром Тарасовым.

Текст публикуется в сокращении. Полный текст перевода до переработки: http://rezistenta.info/biblioteca/701-80-let-velikoj-zabastovke-rumynskix-zheleznodorozhnikov.html

Комментарии Александра Тарасова.

======================================================================

Раду Параскива (р. 1962) — румынский историк и левый активист, член «Ассоциации за освобождение рабочих», редактор газеты «Трибуна сочиалэ», издания «Ассоциации за освобождение рабочих».

===============================================================================

Число просмотров поста: 15

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.