Драматические будни французской «Скорой»

 Франция  скорая  будни  трудящиеся  труд  условия  France  ambulance  weekdays  workers  work  conditions

62-летняя женщина скончалась от инфаркта несмотря на то, что её родные пять раз звонили в «скорую помощь». Вполне ожидаемые последствия экономии на медицине. Предлагаем вашему вниманию хронологию событий.

«Здравствуйте, я сейчас у моих родителей, моя мама плохо себя чувствует. У неё сильно болит рука, её тошнит, и ей трудно дышать». Голос звучит спокойно, может быть, даже слишком. 15 часов 22 минуты, 14 сентября, город Лашапель-су-Шо (департамент Территория Бельфор). Анн-Софи Форни в первый раз позвонила по номеру 15 в «скорую помощь». Как всегда, по субботам молодая женщина обедала у своих родителей. Но на этот раз её мать, 62-летняя пенсионерка Эдит Грефье, бывшая сотрудница мэрии, почувствовала недомогание. Её состояние встревожило близких, и они позвонили в «скорую помощь». Лишь после пятого их звонка, почти час спустя, врачи приехали, чтобы помочь пожилой женщине. Но было уже слишком поздно. Она скончалась в тот же день в больнице Бельфор-Монбельяр. Эта драма заставляет о многом задуматься, тем более что подобные случаи уже происходили: два года назад 22-летняя Наоми Музенга умерла от отравления парацетамолом после трёх безуспешных попыток дозвониться по телефону скорой «15».

Почему же на обращение Анн-Софи Форни так поздно отреагировали? Откуда такие «недоработки» в работе «скорой»? В отличие от родственников Наоми Музенга, близким Эдит Грефье хотя бы не пришлось выслушивать насмешки оператора «скорой помощи» в последние минуты жизни пациентки, но они утверждают, что женщине был поставлен «ошибочный диагноз». «Первый раз я позвонила в 15.22 и внятно объяснила симптомы моей мамы: непрекращающаяся боль в левой руке. (…) Я предположила, что это инфаркт, но мне ответили, что сейчас очень многие страдают диареей, и врачи смогут приехать только через час», – рассказывает Анн-Софи. Лишь после третьего звонка в 15.55 оператор «скорой помощи» согласился прислать реанимационную бригаду. Медики приехали только в 16.17. Тем временем врачи негосударственной службы «скорой помощи» поспешили к дому Эдит Грефье по первому зову. Проблема оказалась в том, что у них не было необходимого оборудования для оказания помощи в её случае.

Спустя два месяца после смерти матери Анн-Софи Форни всё ещё не может сдержать эмоций. «Я хочу услышать публичное признание в том, что эта служба оказалась неспособна помочь в ситуации, которая сложилась у нас, и что оператор, принявший вызов по телефону, сделал неверное предположение по поводу диагноза», – объясняет она. 16 сентября Анн-Софи подала заявление в комиссариат Бельфора по факту «неоказания помощи лицу, оказавшемуся в опасности». В дальнейшем полиция переквалифицировала это дело в «причинение смерти по неосторожности». Несколько дней назад молодая женщина решила предать этот случай огласке. В прошлый четверг она получила совершенно бездушный ответ от университетской клиники Безансона, к которой относится служба 15. «На всех этапах оказания помощи специалисты обеспечили полное соблюдение установленных правил и проявили профессионализм», – утверждает руководство больницы, подчёркивая свою готовность «оказать содействие родственникам». Иначе говоря: мы вам сочувствуем, но мы не виноваты.

Неужели?.. По мнению Кристофа Прюдома, пресс-секретаря Ассоциации врачей экстренных служб и представителя профсоюза ВКТ, этот случай стал прямым следствием экономии средств, выделенных на финансирование «скорой помощи», в сочетании с «абсолютно безграмотным менеджментом на местном уровне». «Этот регион стал первым из тех, где в 2015–2016 годах упразднили отделения «Скорой помощи» в департаментах. Региональное управление здравоохранения закрыло отделения в департаментах Юра, Верхняя Савойя и Территория Бельфор, создав единый центр в Безансоне. И это единый центр бы оснащён совсем не так, как региональные. Более того, были расформированы некоторые реанимационные бригады. Из-за этого службы работают с перегрузкой, работают в постоянном напряжении, что увеличивает опасность ошибок, – открыто заявляет врач. – Да, 14 сентября действительно был поставлен ошибочный диагноз. Мы не безупречны, и, к сожалению, такое может случиться. Приходится это признать. Но истинные виновники этой ошибки те, кто мешает больнице в Безансоне нормально работать – это региональное управление здравоохранения, чиновники, сменяющие друг друга на постах в Минздраве, и депутаты парламентского большинства, которые принимают бюджет, недостаточный для обеспечения безопасности нашего населения».

Между тем нетрудно заметить, что эта драма чуть ли не была предсказана в (почти) официальном докладе. 31 августа 2018 года по требованию комиссии по охране труда была проведена проверка условий работы в отделениях «Скорой помощи», поводом для которой послужила попытка самоубийства одного из врачей прямо на рабочем месте. Её результаты отражают буквально катастрофическую картину. «В службе «15» персонал перегружен, лишён возможности нормально работать и надеется, что ситуация улучшится», – говорится в докладе на 251 странице. Там же упоминаются многочисленные случаи «профессионального выгорания». В службе реанимации дела обстоят тоже плохо. Авторы доклада подчёркивают «чрезвычайную напряжённость» в процессе работы. «Сотрудников всегда критикуют на повышенных тонах. А нам дают понять, что мы должны помалкивать», – говорит ещё один медик, пожелавший не называть своего имени.

По данным исследования, проведённого во Франции в 2018 году изданием «Le Point», около 15 % звонков в «скорую помощь» остаются без ответа, то есть 4,6 миллионов обращений уходят в пустоту (показатель 2016 года). Похожий случай произошёл 6 ноября недалеко от Нанси, когда у 54- летнего мужчины остановилось сердце. По словам его подруги, за пятнадцать минут оператор «скорой помощи» трижды сбросил её звонок, и лишь после четвёртой попытки в дело вмешались спасатели, но было уже слишком поздно. 13 ноября прокуратура Нанси начала расследование. «На один такой случай, широко освещаемый в прессе, приходится двадцать, а то и тридцать, ему подобных, о которых мало кто знает», – полагает Кристоф Прюдом. Он одобряет действия родственников, обращающихся за правовой защитой: «Они делают это не для того, чтобы найти козла отпущения, а потому, что хотят избежать повторения таких трагедий с другими».

===============================================================================

Число просмотров поста: 45

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.