О поражении «своих» негодяев на реакционных «выборах» #выборы #выборы2016 #КПРФ #ЧтоДелать

Продолжу подводить итоги состоявшихся в прошедшее воскресение путинских «выборов». Окончательные итоги «всенародного волеизъявления» путинская ЦИК пока не обнародовала, — но кое-что уже можно сказать не только по явке, но и по «урожаю голосов», собранному конкретными партиями. В частности — «всенародно любимой» «Главной оппозиционной силой Страны», то есть Партией Зюганова.

В 2011 году, если верить официальным данным (верить которым нет никаких оснований, но это, в данном случае, неважно), Партия Зюганова получила 12 миллионов 599 тысяч 420 «голосов избирателей» (тут, по понятным причинам, важен каждый голос, так что никаких «12,5»). В нынешнем году, если верить данным, полученным из того же источника, за Партию Зюганова «проголосовали» 7 миллионов 19 тысяч 636 россиян. Даже если добавить сюда результат «Коммунистов России» (1 миллион 192 тысячи 595 условных голосов), которых Зюганов, разумеется, объявил «партией-обманкой» (а путинское телевидение, почему-то, дало зюгановцам эфир для этого, хотя их выступления и не обошлись без ехидных комментариев), — получится чуть больше 8,2 миллиона голосов; «Партия пенсионеров» и «Родина» (как бы ни хотелось Зюганову и его соучастникам иного) голоса если у кого и «откусывали», — то, скорее, у «Справедливой России»… которая, конечно, в мифологии зюгановцев тоже считается «партией-обманкой», но участвовала и в предыдущих «выборах» (соответственно, то, что у зюгановцев «откусила» она, было «откушено» и в 2011-ом; «Патриотов России» это тоже касается).

Итак, даже если «вернуть» Партии Зюганова голоса, «украденные» Партией Сурайкина, — получится «недостача» в 4 с лишним миллиона голосов. Свыше трети «уважаемых избирателей», поддержавших зюгановцев в 2011-ом, — ныне эту ошибку не повторили. При этом, если результат 2011 года выглядит, скорее, заниженным (за зюгановцев тогда, возможно, голосовало гораздо больше людей), — то нынешний, не исключено, натянут, и в действительности поддержка Партии Зюганова оказалась ещё меньше.

Сам собой возникает вопрос, как относиться к вышеприведённым данным. Уже появляются, — и, скорее всего, будут появляться в значительно большем количестве, — материалы, призванные убедить общественность (прежде всего — левую общественность) в том, что итоги «выборов» означают некое «поражение левых сил». В пользу такого мнения уже приводятся и, видимо, будут приводиться в дальнейшем «доводы», согласно которым Партия Зюганова и Партия Сурайкина шли на выборы с «левыми программами» и «коммунистической символикой», — а потому, надо полагать, отказ россиян голосовать за эти организации является выражением недоверия к программам и символике. Как нетрудно заметить, подобное мнение основывается на таком взгляде, согласно которому основную массу населения России составляют дурачки, которые голосуют за «символику» и «программы», совершенно не глядя на то, что за люди прикрываются соответствующими программными положениями и знамёнами; объективных оснований для такого взгляда нет, — даже самые «темные» и необразованные люди понимают, что судить о политических деятелях нужно по их делам, особенно тогда, когда эти деятели для людей хорошо знакомы. С зюгановцами же трудящиеся России имеют дело уже больше двадцати лет, — и если до «Болотной» у трудового народа ещё могли оставаться какие-то сомнения, то «позиция» зюгановцев во время революции и после неё раскрыла глаза даже многим из тех, кто не хотел видеть, что же на деле представляет из себя эта партия-концлагерь.

Итоги «выборов» 18 сентября 2016 года говорят, прежде всего, о том, что даже те трудящиеся, которые находились под влиянием Партии Зюганова до сих пор, массово отказали ей в доверии. И сразу же получили от этого пусть небольшую, но важную психологическую выгоду: в отличие от 2011-го, нынче для по меньшей мере 5 миллионов россиян (голосовавшие за «Коммунистов России» вряд ли всерьёз рассчитывали на их победу) «поражение на выборах» зюгановцев не стало личным поражением. И именно это, — а не «недополученные» проценты и даже не «недополученные» депутатские мандаты, — стало настоящим поражением зюгановщины. В 2011 году, благодаря зюгановцам (сами-то они добились успеха, получив доступ к депутатским местам и зарплатам), почувствовали себя проигравшими свыше 12 с половиной миллионов российских трудящихся, — а теперь «зацепило» лишь немногим больше 7 миллионов.

Сильнее всего задеты, разумеется, оказались рядовые активисты Партии Зюганова, — те, для кого слово «коммунизм» не является пустым звуком или полезной этикеткой (скрывающей гнилое нутро)… те, для кого, в первую очередь, и построена эта партия-концлагерь. Нетрудно догадаться, что случившееся нанесёт им тяжёлую (тяжелейшую) психологическую травму, породив у них… разочарование в народе («люди не пришли») и в самих себе («мы не смогли распропагандировать»), в первую очередь. Сомневаться в «мудрости» Зюганова и его соучастников рядовые активисты, понятное дело, не станут (во всяком случае, массово и сразу), — но случившаяся «катастрофа» разбудит в некоторых из них мысль, породит желание разобраться в причинах произошедшего. Вполне возможно, у коммунистов появится желание пожалеть своих обманутых братьев, — и… это именно то, чего делать, ни в коем случае, нельзя. Сейчас, — ни на мгновение не забывая, что речь идёт об обманутых братьях, — коммунисты должны стать безжалостными. И добивать, — не рядовых активистов Партии Зюганова, разумеется, а зюгановщину в них. Тут, в кои-то веки, я призову себе на помощь русскую литературу, чтобы Вам, товарищ Читатель, стало более понятно, о чём идёт речь и что, в итоге, должно получиться.

— Ну что ж, Лука Лукич. — Ленин вернул старику пожелтевший от времени пергамент. — Грамота как грамота. В сущности, ничего особенного, обычная дворовая опись времен царя Алексея. Никакой дарственной на землю здесь и в помине нет.

— Но село-то наше! Как же так? — глубокомысленно проговорил Петр. — Наше село или не наше?

— А кто же это знает! — Ленин пожал плечами. — Сельцо Дворики поминается, но о ваших ли Двориках идет речь.

— Как так «о ваших ли»? — Гнев прозвучал в голосе Луки Лукича. — Вот тебе и раз! Слыхал, Петр? Ну нет, господин адвокат, то писано про наши Дворики. У нас Грамота найдена, стало быть, о нас и писано.

Ленин взял Грамоту и еще раз перечитал ее.

— Нет, — сказал он, бережно кладя ее на стол («Не обидеть бы старика!»), — тут совершенно неясно, какие Дворики имеются в виду… Да и откуда известно, что эта Грамота имеет какое-нибудь отношение к Тамбовской губернии? — Он внимательно поглядел на огорченного Луку Лукича. — Да и как она вообще-то к вам попала? Где вы ее разыскали?

— Ее поп нашел в барских бумагах в Улусове, — ответил Флегонт.

Тяжело ему было смотреть на отца: Лука Лукич выглядел совсем раздавленным, — еще никто так резко и откровенно не отзывался о Грамоте. Нельзя сказать, чтобы Лука Лукич до конца верил в ее силу. В глубине души он носил сомнение, хотя и считал его греховным и никому бы в нем не признался, ибо признание это лишало не его, а село, сотни людей той последней надежды на справедливость в мире, которая поддерживала их дух.

Ленин тоже понимал? что творится в душе Луки Лукича. Уж одно то, с каким трепетом этот человек прикасался к Грамоте, открыло ему многое… Пожалеть его? Нет, выдавить призрачно мерцающую надежду на справедливость, удушить ее! И он сказал:

— Значит, она была у барина… А ваш барин мог получить ее откуда угодно, в наследство, в подарок… Но даже не в этом дело, Лука Лукич. Повторяю: в Грамоте ни слова не сказано, что какие-то там земли отдаются Дворикам на вечные времена. Нет, здесь такого не написано.

Лука Лукич склонил голову. В разговор вмешался все время молчавший Петр.

— Ну нет, господин Ульянов, — проговорил он; лицо его потемнело от злобы и разочарования, — у нас тоже умники выискивались: писано, мол, а что — неведомо. Так тех умников прямо на сходке лупцевали, понятно?

Неожиданная угроза рассмешила Ленина, но он подавил желание рассмеяться.

— Хорошо, что я не на сходке, — заметил он, — иначе бы и меня постигла участь ваших вольнодумцев, а?

Лука Лукич еще ниже опустил седую свою голову.

— Однако шутки шутками, но вот что я вам скажу, Лука Лукич…

— Говорите, батюшка, я слушаю вас, — скорбно ответил Лука Лукич…

— В суде с этой бумагой вам показываться не надо: засмеют, и только. Давайте уж лучше без нее. Дело ваше, я вижу, запутанное, надежд на выигрыш у вас почти никаких нет, да и не в этом суть, я так полагаю. Верно ведь Флегонт Лукич?

— Вполне! Главное — тянуть и не дать Улусову отобрать землю.

— Правильно. Я знаю одного очень хорошего адвоката, фамилия его Волькенштейн. Человек он честнейший, земских начальников не любит, как и вы… Впрочем, по поводу совсем иному. И вообще по этим делам он дока. Но грамоту не показывайте и ему. Посмеется — не со зла, конечно, а потому, что она гроша ломаного не стоит.

Это была последняя капля; Лука Лукич взорвался.

— Благодарствуем за совет, только, как я разумею, адвокаты нам теперь вовсе не нужны. — Лука Лукич встал.

Николай Вирта, «Вечерний звон» (глава четырнадцатая); узнать, чем дело кончилось

Такие разговоры, особенно вначале, скорее всего будут, — особенно по внешней видимости, — заканчиваться неудачей (я не даром процитировал художественное произведение, где подобную неудачу, — пусть и выдуманную, но которая вполне могла быть, — потерпел сам Ленин), но вести их нужно. Нужно заставить рядовых активистов Партии Зюганова хорошенько осознать то положение, в котором они оказались. Нужно напомнить им о том, как их партию рекламировало путинское телевидение, — и о том, как их партия (может быть, при их личном непосредственном участии) организовывала голодовки рабочих; о том, как Зюганов и компания предавали трудящихся в 1993 году, — и о том, как годовщины тех событий нагло превращались в «информационный повод» для «предвыборной агитации»; о том, как одни депутаты-зюгановцы окончательно добили российский парламентаризм, — и о том, как другие депутаты-зюгановцы использовали «трибуну» как бы парламента позже; об оглашённых инициативах зюгановцев в области образования, — и об инициативах в области трудовых отношений, которые даже оглашать стыдно. А ещё — о многом, очень многом другом.

В общем, поражение зюгановщины на «выборах» ставит перед коммунистами две основные задачи. Во-первых, никому не дать убедить себя в том, что поражение зюгановщины является их собственным поражением, — а убеждать, можно не сомневаться, будут, и будут старательно; это, так сказать, оборонительная задача. Во-вторых, добить зюгановщину в её логове, — то есть, в сознании рядовых активистов Партии Зюганова; это — задача наступательная. Обе эти задачи — психологического характера, но никаких материальных задач, в непосредственной связи с путинскими «выборами», решить и нельзя. По отношению к широким народным массам путинские «выборы» есть сплошной обман, — задачей же коммунистов является разоблачение этого обмана.

===============================================================================

Число просмотров поста: 25

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Один комментарий

  1. Уважаемый, нет в партии Зюганова коммунистов. И не было не сейчас и не до и не будет после. Молодёжь не в счёт — этто та корова, как и пенсионеры, которую они доят.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.