К 125-летию со дня рождения Ларисы Рейснер

 Лариса Рейснер  СССР  история  большевичка  коммунист  революционерка  Larisa Reisner  USSR  history  Bolshevik  Communist  revolutionary

Будучи свидетельницей рождения, стновления и побед Красной Армии, она оставила яркие очерки о пережитых событиях 1918-1919 г. г.
Книжка «Фронт. 1918-1919» неоднократно издавалась в Советском Союзе, но начиная с конца 20-х с существенными изъятиями текста по причине упоминаяния там Льва Троцкого. Важнейшая глава «Свияжск» вообще не публиковалась.

Публикуем предисловие Л. Рейснер к очеркам и прикрепляем первое издание за 1924 г.

«В Москве есть большие, грязные, обширные здания, в которых учатся тысячи солдатских, рабочих и крестьянских детенышей. Им скверно живется в переполненных общежитиях, и воздух их аудиторий гуще, зловоннее, сырее воздуха, которым дышало старое студенчество, шагавшее по бесконечному и солнечному корридору петербургского университета,—эти новые люди, которые—„левой, левой, левой“ в несколько курьерски — быстрых лет должны одолеть всю старую буржуазную культуру; и не только одолеть, но и переплавить ее лучшие, нужнейшие элементы в новые идеологические формы,—эти новые люди рабфака— завтрашние судьи, наследники и продолжатели этого десятилетия.

Революция бешено изнашивает своих профессиональных работников. Она жестокий хозяин, с которым не поговоришь о 8 ч. рабочем дне, о защите материнства и повышении заработной платы.—Берет все—мозг, волю, нервы, жизнь. И, выпив, изранив, измотав, выбрасывает ослабевших на свалку и берет себе новых—великолепных солдат из неисчерпаемаго резерва народных масс.—Еще немного лет—из штурмовых колонн, провозглашавших социальную революцию в октябре великаго года, дравшихся под Петербургом и Казанью, под Ярославлем, Варшавой, на Перекопе и в Прикаспийской пустыне, в Сибири и на Урале, под Архангельском и на Дальнем Востоке—не останется почти никого. Весь этот пласт пойдет на удобрение, на машинное масло, на уголь и нефть для всероссийской топки. И новую пролетарскую культуру, наше великолепное возрождение будут делать не солдаты и полководцы Революции, не ее защитники и герои,—а совсем новые, совсем молодые, которые сейчас, сидя в грязных, спертых аудиториях рабфаков, переваривают науку, продают последние штаны и всей своей пролетарской кожей всасывают Маркса, Ильича и Троцкого.

Это буйный, непримиримый народец материалистов. Из своей жизни, из своего миросозерцания он с великолепным мужеством выкинул все закономерности и красоты,— все сладости и мистические утешения буржуазной науки, эстетики, искусства и мистики,—Скажите рабфакам «красота“, и они—свищут, как будто их покрыли матом. От „творчества“ и „чувства“—ломают стулья и уходят из залы. Правильно.

Но освистывая и осмеивая буржуазный сентимент, вы, молодые, вы, пролетарские дети, не попадитесь в старую буржуазную ловушку, отлично пережившую эти годы и защелкавшую старыми пружинами. Если нет для вас буржуазно-индивидуалистических любвей, порывов и вдохновений, то есть Бессмертие этих только что отпылавших, в тифозной и голодной горячке отбредивших лет.

Это эстеты из „Аполлона“, это утонченные знатоки и любители российской словесности брезгливо морщились от величавой и голой бабы Венеры. Они же зажимают нос от— Революции. Говорить такие пошлые, первобытные слова, как — „героизм, братство народов“, — „самоотвержение“— „убит на посту“! Ах, да не только говорить, но и делать все эти грубо-прекрасные вещи, от которых у человека с хорошо воспитанным вкусом сосанье под ложечкой начинается!— Вот примеры: стайка кораблей, несколько десятков обшитых в железо барж и буксиров, вот 20 тысяч кронштадтской и черноморской матросни, составляющей ее команды. Чтобы драться три года, чтобы с огнем пройти тысячи верст от Балтики до персидской границы; чтобы жрать хлеб с соломой, умирать, гнить и трястись в лихорадке на грязных койках, в нищих вошных госпиталях. Чтобы победить, наконец победить сильнейшего своего, втрое сильнейшего противника, при помощи расстрелянных пушек, аэропланов, которые каждый день валились и разбивались вдребезги из-за скверного бензина, и еще получая из тыла голые, голодные, злые письма надо было иметь порывы,—как выдумаете?—Надо было изобрести слова, которые побеждают прирожденную, неизбежную трусость мяса, своей крови, своей тонкой человечьей кожи, которую легко проткнуть любым ржавым гвоздем?

Красная вода так легко вытекает, и все кончено. Надо было видеть за кровью и грязью, за томительными столами Соцобеза, который даже ноги резиновой не даст за свою, оторванную, который по приемным и прихожим измает бабу, если завтра его, матроса минонссца— „Карл-Либкнехт“,— имеющего красное знамя,—разольет и размажет в кашу на грохнувшей под снарядом палубе. А умирать? Без поповскаго бога и чорта, которые все вывелись от революции, без всей утешительной лжи. Только успеет сказать: мои сапоги—тебе, и перестает быть.

Что это, красота, или нет, когда в упор из засады по кораблю бьет батарея, и командир с мостика кричит обезумевшим людям.—Так кричит, что они свой живот отклеивают от палубы, встают и бегут к орудиям. «Приказываю вам именем Республики—кормовое, беглый огонь“— и кормовое стреляет.

И творчество тоже есть—наше, а не буржуазное. Вот: надо было подорвать несколько особенно сильных кораблей снабженного англичанами, великолепно вооруженного белого флота. И никому неведомый инженер-коммунист Бжезинский изобретает гениальную вещь: под килем обыкновенной парусной шлюпки устраивает минный аппарат, вооружает таким образом целую серию парусников. Конечно, находятся люди, готовые взять на себя это отчаянное дело. Покушение не удается только благодаря предательству мальчика-рыбака. Тов. Попов (очень старый коммунист) погиб. Больше не видали его длинного сюртука, светлых обмоток и белого, веселого шпица— собаки, бегавшей за ним и в ЧК, и в штаб флота,—погиб изумительно, под пыткой ничего не сказал.—Революционная психология или нет?

Эту книгу посвящаю рабфакам. -Пусть ругаются, пусть у них поперек горла застрянет иное еретическое
слово.
— „Любили“
— „Прекрасно умер“
— „Психология“
Но пусть дочтут до конца о том, как это было, от Казани—до Энзели. Как шумели победы, как кровью истекали поражения. На Волге, Каме и Каспийском море во время Великой Русской Революции.—Все.»

===============================================================================

Число просмотров поста: 12

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.