МАНИФЕСТ ВТОРОГО КОНГРЕССА КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

 манифест  конгресс  II интернационал  Л. Д. Троцкий  Manifesto  Congress  II international  L. D. TrotskyЛ. Д. Троцкий

 

  1. I. Международное положение после Версаля

Буржуазия всего мира с тоскою вспоминает о вчерашнем дне. Все устои международных и внутренних отношений опрокинуты или расшатаны. Завтрашний день нависает над миром эксплуататоров черной угрозой. Империалистская война окончательно разрушила старую систему союзов и взаимных страховок, лежавшую в основе международного равновесия и вооруженного мира. Версальский мир не создал никакого нового равновесия ему на смену.

Сперва Россия, затем Австро-Венгрия и Германия оказались выбитыми из мировой игры. Могущественные страны, занимавшие первостепенное место в системе мировых захватов, сами оказались превращенными в объект грабежей и разделов. Перед победоносным империализмом Антанты открылось новое необозримое поле колониальной эксплуатации, начинающееся сейчас же за Рейном, охватывающее всю центральную и восточную Европу и простирающееся далее до Тихого Океана. Могут ли Конго*53 или Сирия*54, Египет или Мексика идти в какое-либо сравнение со степями, лесами и горами России и квалифицированной рабочей силой Германии? Новая колониальная программа победителей определялась сама собой: опрокинуть рабочую республику в России, ограбить русское сырье, принудительно привлечь к его переработке немецкого рабочего при помощи немецкого угля, поставить вооруженного немецкого предпринимателя в роли надсмотрщика, — и получать в свое распоряжение готовые продукты и с ними прибыль. Программа: «организовать Европу», выдвинутая германским империализмом в момент его высших военных успехов, перешла по наследству к победительнице-Антанте. Сажая побежденных бандитов в Германской империи на скамью подсудимых, правители Антанты судят их, поистине, «судом равных».

Но и в самом лагере победителей оказались свои побежденные.

Одурманенная шовинистическими парами победы, которую она одержала для других, буржуазная Франция мнит себя повелительницей Европы. На самом деле никогда Франция не находилась в самых основах своего существования в такой рабской зависимости от более сильных — Англии и Северной Америки, как теперь. Франция предписывает Бельгии определенную экономическую и военную программу, превращая более слабую союзницу в порабощенную провинцию, но в отношении Англии Франция сама играет роль Бельгии лишь несколько большего размера.

Английские империалисты до поры до времени предоставляют французским ростовщикам самоуправствовать в указанных им пределах континента, искусно отводя таким путем наиболее острое возмущение трудящихся Европы и самой Англии от себя на Францию. Могущество обескровленной и разоренной Франции имеет призрачный, почти бутафорский характер; днем раньше или позже это станет ясно даже мозгам французских социал-патриотов.

Еще более пал в мировых отношениях удельный вес Италии. Без угля, без хлеба, без сырья, совершенно выбитая войной из внутреннего равновесия, буржуазная Италия, несмотря на все наличие злой воли, неспособна в полной мере осуществить свои права на грабеж и насилие даже в отведенных ей Англией колониальных закоулках.

Япония, раздираемая капиталистическими противоречиями в феодальной оболочке, стоит накануне глубочайшего революционного кризиса, который уже сейчас, несмотря на благоприятную международную обстановку, парализует ее империалистический размах.

Остаются только два подлинно-мировых государства: Великобритания и Соединенные Штаты.

Английский империализм освободился от азиатского соперничества царизма и от грозной немецкой конкуренции. Морское могущество Великобритании достигло апогея. Она окружает континенты цепью подвластных ей народов. Наложив руку на Финляндию, Эстонию и Латвию, она лишает Швецию и Норвегию последних остатков независимости и превращает Балтийское море в один из великобританских заливов. Ничто не противостоит ей в Северном море. Через Капландию, Египет, Индию, Персию, Афганистан она превращает Индийский океан в великобританское море. Господствуя над океанами, Англия контролирует материки. Ее миродержавная роль ограничивается Американской Республикой Доллара и — Российской Республикой Советов.

Мировая война окончательно выбила Соединенные Штаты из континентального консерватизма. Программа расправляющего крылья национального капитализма — «Америка для американцев» (доктрина Монроэ)*55 сменилась программой империализма: «Весь мир для американцев». От торгово-промышленной и биржевой эксплуатации войны, от нейтральной наживы на европейской крови Америка перешла ко вмешательству в войну, сыграла решающую роль в разгроме Германии и запустила руки во все вопросы европейской и мировой политики.

Под флагом Лиги Наций Соединенные Штаты сделали попытку свой опыт федеративного объединения больших и разноплеменных масс населения распространить на другую сторону океана, прикрепить к своей золотой колеснице народы Европы и других частей света, обеспечив над ними управление из Вашингтона. Лига Наций должна была стать по существу мировой монопольной фирмой «Янки и К°».

Президент Соединенных Штатов, великий пророк общих мест, сошел с Синайской горы для завоевания Европы со своими 14 пунктами в руках. Биржевики, министры, деловые люди буржуазии ни на минуту не обманывали себя насчет смысла нового откровения. Зато европейские «социалисты» на каутскианских дрожжах пришли в состояние религиозного восторга и, приплясывая, как царь Давид, сопровождали священный ковчег Вильсона.

При переходе к практическим вопросам американскому апостолу стало ясно, что, несмотря на великолепный курс доллара, первое место на всех морских дорогах, соединяющих и разделяющих нации, по-прежнему принадлежит Великобритании, ибо у нее более сильный флот, более длинный кабель и старый опыт мирового грабежа. Кроме того, на своем пути Вильсон наткнулся на Советскую республику и коммунизм. Оскорбленный американский мессия отрекся от Лиги Наций, которую Англия превратила в одну из своих дипломатических канцелярий, и повернулся к Европе спиной.

Было бы, однако, ребячеством полагать, что отбитый Англией в своем первом наступлении американский империализм замкнется в скорлупу доктрины Монроэ. Нет, продолжая все насильственнее подчинять себе американский континент, превращая страны центральной и южной Америки в свою колонию, Соединенные Штаты, в лице обоих своих правящих партий, демократов и республиканцев, собираются, в противовес английской Лиге Наций, создать свою собственную, т.-е. с Северной Америкой, в качестве центра мировой системы. Чтобы подойти к делу с надлежащего конца, они намерены в течение ближайших трех-пяти лет сделать свой военный флот могущественнее великобританского. Этим для империалистской Англии ставится вопрос: быть или не быть? Бешеное соревнование двух гигантов в области судостроения сопровождается не менее бешеной борьбой за нефть.

Франция, которая рассчитывала играть роль третейского судьи между Англией и Соединенными Штатами, но оказалась вовлеченной в великобританскую орбиту, как второстепенный спутник, видит в Лиге Наций невыносимую обузу и ищет выхода в разжигании антагонизма между Англией и Северной Америкой.

Таким образом, самые могущественные силы работают над подготовкой нового мирового поединка.

Выдвинутая в войне программа освобождения малых наций привела к полному разгрому и закабалению балканских народов, победителей и побежденных, и к балканизации значительной части Европы. Империалистские интересы толкнули победителей на путь выделения из состава разгромленных ими великих держав отдельных мелких национальных государств. Здесь нет и в помине так называемого национального принципа: империализм состоит в преодолении национальных рамок, даже великодержавных. Новые мелкие буржуазные государства являются лишь побочным продуктом империализма. Создавая, как временную опору для себя, цепь мелких наций, открыто угнетаемых или официально протежируемых, но по существу вассальных, — Австрию, Венгрию, Польшу, Югославию, Богемию, Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву, Армению*56, Грузию*57 и проч., — владычествуя над ними при помощи банков, железных дорог, угольной монополии, — империализм обрекает их на невыносимые экономические и национальные затруднения, бесконечные конфликты и кровавые столкновения.

Какой чудовищной насмешкой истории является тот факт, что восстановление Польши, входившее в программу революционной демократии и первых выступлений международного пролетариата, осуществлено империализмом в целях противодействия революции, и «демократическая» Польша, предтечи которой умирали на баррикадах всей Европы, играет сейчас роль самого грязного и кровавого орудия в разбойничьих руках англо-французской шайки против первой в мире республики пролетариата?

Рядом с Польшей «демократическая» Чехо-Словакия, продавая себя французскому капиталу, поставляет белогвардейские отряды против Советской России и советской Венгрии.

Героическая попытка венгерского пролетариата вырваться из государственного и экономического хаоса средней Европы на дорогу советской федерации — единственный путь спасения — была задушена объединенной капиталистической реакцией в такой период, когда обманутый своими партиями пролетариат сильнейших государств Европы оказался еще неспособным выполнить свой долг по отношению к социалистической Венгрии и к самому себе.

Советское правительство Будапешта было свергнуто при содействии социал-предателей, которые, продержавшись у власти три с половиной дня, были сброшены разнузданной контрреволюционной сволочью, превзошедшей своими кровавыми преступлениями Колчака, Деникина, Врангеля и других агентов Антанты. Но даже временно подавленная советская Венгрия светит трудящимся центральной Европы, как маяк.

Турецкий народ не хочет подчиняться тому подлому миру, который выработала для него лондонская тирания. Для осуществления своих условий Англия вооружила и направила Грецию на Турцию. Этим путем Балканский полуостров и передняя Азия, турки, как и греки, обрекаются на окончательное опустошение и взаимоистребление.

В борьбе Антанты с Турцией Армения играла такую же программную роль, как Бельгия в борьбе с Германией, как Сербия в борьбе с Австро-Венгрией. После того как Армения была создана, — без границ и без возможности жить, — Вильсон отказался от армянского мандата, который ему предлагала «Лига Наций»: почва Армении не скрывает в себе ни нефти, ни платины. «Освобожденная» Армения сейчас менее ограждена, чем когда бы то ни было.

Почти у каждого из вновь созданных «национальных» государств есть своя ирредента, т.-е. свой внутренний национальный нарыв.

В то же время национальная борьба во владениях стран-победительниц достигла высшего напряжения. Английская буржуазия, которая хочет опекать народы четырех частей света, оказывается неспособной у себя под носом разрешить ирландский вопрос.

Еще грознее стоит национальный вопрос в колониях. Египет, Индия, Персия потрясаются восстаниями. От передовых пролетариев Европы и Америки трудящиеся колоний усваивают лозунг советской федерации.

Официальная, государственная, национальная, цивилизованная, буржуазная Европа — в том виде, как она вышла из войны и Версальского мира — похожа на сумасшедший дом. Искусственно расщепленные мелкие государства, экономически задыхаясь в своих пределах, грызутся и воюют из-за пристаней, провинций, ничтожных городков. Они ищут покровительства более крупных государств, антагонизмы которых снова нарастают со дня на день. Италия враждебно противостоит Франции и склонна поддержать против нее Германию, чуть последняя окажется способной поднять голову. Франция отравлена завистью к Англии и, чтобы извлечь свои проценты, готова снова поджечь Европу с четырех концов. Англия поддерживает при помощи Франции Европу в состоянии хаотического бессилия, развязывая этим себе руки для мировых операций, направленных против Америки. Соединенные Штаты предоставляют Японии увязнуть в Восточной Сибири, чтобы тем временем обеспечить своему флоту перевес над великобританским до 1925 года, — если только Англия не решится померяться силами до истечения этого срока.

В соответствии с этой картиной мировых отношений военный оракул французской буржуазии, маршал Фош, предупреждает, что будущая война начнет с того, на чем остановилась предыдущая: с авионов и танков, с автоматического ружья и митральезы вместо ручного ружья, с гранаты вместо штыка.

Рабочие и крестьяне Европы, Америки, Азии, Африки и Австралии! Вы отдали 10 миллионов убитыми, 20 миллионов ранеными и искалеченными. Теперь вы, по крайней мере, знаете, чего вы достигли этой ценою!

 

  1. Хозяйственное положение

 

Тем временем разорение человечества идет своим чередом.

Война механически разрушила те мировые хозяйственные связи, развитие которых составляло одно из важнейших завоеваний капитализма. С 1914 г. Англия, Франция и Италия были отрезаны от центральной Европы и ближнего Востока, с 1917 года — от России.

В течение нескольких лет войны, уничтожавшей то, что было создано рядом поколений, сведенный к минимуму человеческий труд применялся преимущественно в тех областях, где необходимо было наличным запасам сырья придать форму готовых товаров, главным образом — орудий и средств разрушения.

В тех основных отраслях хозяйства, где человек непосредственно вступает в борьбу со скупостью и косностью природы, извлекая из ее недр топливо и сырье, работа прогрессивно замирала. Победа Антанты и Версальский мир не приостановили хозяйственного разрушения и упадка, а только видоизменили его пути и формы. Блокада Советской России и искусственное разжигание гражданской войны на ее плодоносных окраинах наносили и наносят неисчислимый ущерб благосостоянию всего человечества. При минимальной технической поддержке — Интернационал свидетельствует это перед лицом всего мира — Россия могла бы, благодаря советским формам хозяйства, дать вдвое и втрое больше продуктов питания и сырья Европе, чем давала царская Россия. Вместо этого англо-французский империализм заставляет трудовую республику все силы направлять на оборону. Чтобы лишить русских рабочих топлива, Англия держала в своих когтях Баку, откуда могла вывозить для себя лишь ничтожную часть добычи. Богатейший каменноугольный бассейн Донца периодически разорялся белогвардейскими бандами Антанты. Французские инструктора и саперы немало поработали над разрушением русских мостов и железных дорог. Япония и сейчас обкрадывает и разоряет восточную Сибирь.

Немецкая техника и высокая производительность немецкого труда, эти важнейшие факторы возрождения мирового хозяйства, парализуются после Версальского мира еще более, чем во время войны. Антанта стоит перед неразрешимым противоречием. Чтобы заставить платить, нужно дать возможность работать. Чтобы дать возможность работать, нужно дать возможность жить. А дать разгромленной, расчлененной, истощенной Германии возможность жить — значит дать ей возможность сопротивляться. Страх перед немецким реваншем диктует политику Фоша: непрерывное подвинчивание военных тисков, которые должны помешать Германии возродиться.

Всем не хватает и всем нужно. Торговый баланс не только Германии, но и Франции и Англии имеет резко пассивный характер. Французский государственный долг возрос до 300 миллиардов франков, причем, по утверждению реакционного французского сенатора г. Годэн-де-Вилена (Gaudin de Villaine), две трети этой суммы произошли от хищений, воровства и хаоса.

Произведенная во Франции работа по восстановлению разоренных войной областей является каплей в море опустошения. Недостаток топлива, сырых материалов и рабочих рук создает непреодолимые преграды.

Франции нужно золото. Франции нужен уголь. Указывая на неисчислимые могилы военных кладбищ, французский буржуа требует своих процентов. Германия должна платить! Ведь у генерала Фоша*58 есть еще чернокожие для оккупации германских городов. Россия должна платить! Чтобы привить русскому народу эту мысль, французское правительство расходует на опустошение России миллиарды, собираемые на возрождение Франции.

Международное финансовое соглашение, которое должно было облегчить налоговое бремя Франции путем более или менее полного аннулирования военных долгов, не состоялось: Соединенные Штаты не обнаружили никакого стремления подарить Европе 10 миллиардов долларов.

Выпуск бумажных денег продолжается во все возрастающих размерах. В то время как в Советской России рост бумажных денег и их обесценение, при одновременном развитии обобществленного хозяйства, планового распределения продуктов и все большей натурализации заработной платы, является лишь результатом отмирания товарно-денежного хозяйства, — в странах капиталистических возрастание массы печатных денежных знаков знаменует углубление хозяйственного хаоса и неизбежный крах.

Конференции Антанты переезжают с места на место, ища вдохновения на всех европейских курортах. Все протягивают свои руки, требуя процентов по числу убитых на войне. Эта странствующая биржа мертвецов, которая каждые две недели заново решает вопрос, должна ли Франция получить 50 или 55% из той контрибуции, которой Германия не может заплатить, представляет венец возвещенной «организации» Европы.

Капитализм переродился в процессе войны. Планомерное выжимание прибавочной стоимости в процессе производства — основа экономики барыша — кажется слишком пресным занятием господам буржуа, которые привыкли в течение нескольких дней удваивать и удесятерять свой капитал при помощи спекуляций на основе международного грабежа.

Буржуа утратил некоторые предрассудки, которые его стесняли, и приобрел некоторые навыки, которых у него не было. Война приучила его к голодной блокаде целых стран, к воздушной бомбардировке и к поджогу городов и деревень, к целесообразному распространению холерных бацилл, к перевозке динамита в дипломатических вализах, к подделке кредитных знаков противной стороны, к подкупу, шпионажу и контрабанде в небывалых ранее размерах. Приемы войны остались после заключения мира приемами торговли. Главнейшие коммерческие операции сливаются ныне с деятельностью государства, которое выступает в виде мировой разбойничьей шайки, вооруженной всеми средствами насилия. Чем уже мировая база производства, тем свирепее и расточительнее приемы присвоения.

Ограбить! — Вот последнее слово политики капитала, пришедшее на смену фритредерству и протекционизму. Налет румынских громил на Венгрию, откуда они увозили паровозы и перстни, является символом экономической философии Ллойд-Джорджа и Мильерана*59.

В своей внутренней экономической политике буржуазия мечется между программой дальнейших национализаций, регулировок и контроля, с одной стороны, и протестами против развившегося за время войны государственного вмешательства — с другой. Французский парламент занят квадратурой круга: созданием «единого командования» на железнодорожной сети республики без ущерба для интересов частно-капиталистических железнодорожных обществ. В то же время капиталистическая печать Франции ведет злобную кампанию против «этатизма»*, ограничивающего частную инициативу. Расстроенные государством во время войны железные дороги Америки попали в еще более тяжкое положение после устранения государственного контроля. Тем временем республиканская партия обещает в своей платформе освободить хозяйственную жизнь от произвольных вмешательств государства. Глава американских тред-юнионов Самуэль Гомперс*60, старая цепная собака капитала, ведет борьбу против национализации железных дорог, которую в Америке, во Франции и в других странах выдвигают, как панацею, простаки и шарлатаны реформизма. На самом деле разрозненные насильственные вторжения государства лишь соперничают с работой спекуляции в деле внесения дальнейшего хаоса в капиталистическое хозяйство эпохи распада. Передать важнейшие отрасли производства и транспорта из рук отдельных трестов в руки «нации», т.е. буржуазного государства, т.-е. самого могущественного и хищного капиталистического треста, значит не устранить зло, а только обобщить его.

/* Этатизм — начало государственного вмешательства.

 

Факты понижения цен и улучшения валюты представляют собою лишь поверхностные и временные явления на основе продолжающегося разорения. Колебания цен не отменяют основных фактов: недостатка сырых материалов и понижения производительности труда.

Пережившая ужасающее напряжение войны рабочая масса неспособна работать прежним темпом на прежних условиях. Уничтожение в течение нескольких часов ценностей, создававшихся годами, наглая пляска миллиардов в руках финансовой клики, все выше поднимающейся на костях и развалинах, — эти предметные уроки истории мало способны поддерживать в рабочем классе автоматическую дисциплину наемного труда. Буржуазные экономисты и публицисты говорят о «волне лености», которая прокатывается по Европе, подмывая ее хозяйственное будущее. Администраторы пытаются помочь делу при помощи дарования привилегий верхушкам рабочего класса. Тщетно! Для возрождения и дальнейшего повышения производительности труда рабочий класс должен получить уверенность в том, что каждый удар молота будет повышать его благосостояние и просвещение, не подвергая его опасности нового взаимоистребления. Эту уверенность ему может дать только социальная революция.

Рост цен на жизненные припасы является могущественным фактором революционного возбуждения во всех странах. Буржуазия Франции, Италии, Германии и других государств пытается подачками смягчить бедствия дороговизны и парировать рост стачек. Чтобы выплатить аграриям часть издержек производства рабочей силы, задолжавшее государство занимается темными спекуляциями, обкрадывая самое себя, чтобы оттянуть час расплаты. Если известные категории рабочих живут сейчас даже лучше, чем жили до войны, то этот факт не стоит ни в каком соответствии с действительным экономическим состоянием капиталистических стран. Эфемерный результат достигается путем шарлатанских займов у завтрашнего дня, который придет со всеми своими катастрофическими лишениями и бедствиями.

А Соединенные Штаты? «Америка есть надежда человеческого рода!» — повторяет устами Мильерана французский буржуа фразу Тюрго*61 в надежде на прощение долгов, которых сам он никому не прощает. Но Соединенные Штаты неспособны вывести Европу из хозяйственного тупика. В течение шести последних лет они исчерпали свои запасы сырья. Приспособление американского капитализма к потребностям мировой войны сузило его промышленную основу. Эмиграция из Европы приостановилась. Обратный поток вырвал из американской промышленности сотни и сотни тысяч немцев, итальянцев, поляков, сербов, чехов, извлеченных военными мобилизациями или привлеченных призраком вновь обретенного отечества. Недостаток сырья и рабочей силы тяготеет над заокеанской республикой и порождает глубокий экономический кризис, на основе которого американский пролетариат входит в новую революционную фазу борьбы. Америка быстро европеизируется.

От последствий войны и блокады не укрылись и нейтральные страны: подобно жидкости в сообщающихся сосудах, хозяйство связанных друг с другом капиталистических государств, больших и малых, воюющих и нейтральных, победителей и побежденных, тяготеет к одному и тому же уровню нищеты, голода и вымирания.

Швейцария живет со дня на день, и каждая непредвиденность грозит выбить ее из равновесия. В Скандинавии обильный приток золота не разрешает проблемы продовольствия; уголь приходится получать по мелочам у Англии со шляпой в руках. Несмотря на голод в Европе, рыболовство переживает в Норвегии небывалый кризис. Испания, из которой Франция выкачивала людей, лошадей и предметы питания, не выходит из тяжелого продовольственного положения, которое влечет за собою бурные стачки и уличные выступления голодающих масс.

Буржуазия твердо рассчитывает на деревню. Ее экономисты утверждают, что благосостояние крестьянства чрезвычайно возросло. Это иллюзия. Правда, поставляющее продукты на рынок крестьянство во всех странах больше или меньше поживилось за время войны. Оно продавало свои продукты по высокой цене и заплатило дешевыми деньгами долги, сделанные в тот период, когда деньги были дороги. В этом его плюс. Но хозяйство его за время войны расстроилось и опустилось. Оно нуждается в предметах промышленности. А цены на них возросли в той же пропорции, в какой деньги стали дешевле. Требования фиска стали чудовищными и грозят пожрать крестьянина с его продуктами и с его землей. Таким образом, после периода временного повышения благосостояния, мелкое крестьянство впадает во все более невыносимые затруднения. Его недовольство результатами войны будет все более возрастать, и, в лице постоянной армии, крестьянство готовит буржуазии немало неприятных неожиданностей.

Экономическое восстановление Европы, о котором говорят ее министры, есть ложь. Европа разоряется, и с нею вместе разоряется весь мир.

На капиталистических основах спасения нет. Политика империализма ведет не к устранению нужды, а к ее обострению путем грабительского расхищения наличных запасов.

Вопрос топлива и сырья есть интернациональный вопрос, который может быть разрешен лишь на основах планового, обобществленного, социалистического производства.

Нужно аннулировать государственные долги. Нужно освободить труд и его плоды от чудовищной дани в пользу мировой плутократии. Нужно низвергнуть плутократию. Нужно убрать государственные барьеры, дробящие мировое хозяйство. Верховный Экономический Совет империалистов Антанты нужно заменить верховным экономическим советом мирового пролетариата для централизованной эксплуатации всех хозяйственных ресурсов человечества.

Нужно убить империализм, чтобы род человеческий мог дальше жить.
 

III. Буржуазный режим после войны

 

Все силы имущих сосредоточены на двух вопросах: удержаться в международной борьбе и не дать пролетариату стать хозяином в стране. В соответствии с этим прежние политические группировки в среде буржуазии утратили силу. Не только в России, где знамя кадетской партии стало в решающий период борьбы знаменем всех имущих против рабоче-крестьянской революции, но и в странах с более старой и глубокой политической культурой прежние программы, разделявшие различные слои буржуазии, почти бесследно стерлись еще до открытого наступления революции пролетариата.

Ллойд-Джордж выступает глашатаем соединения консерваторов, унионистов и либералов для совместной борьбы против надвигающегося господства рабочего класса. Во главу угла старый демагог ставит благочестивую церковь, как центральную электрическую станцию, которая равно питает своим током все партии имущих классов.

Во Франции столь недавняя еще и столь шумная эпоха антиклерикализма кажется замогильным призраком: радикалы, роялисты и католики образуют ныне блок национального порядка против поднимающего голову пролетариата. Протягивая руку всем силам реакции, французское правительство поддерживает черносотенца Врангеля и возобновляет дипломатические сношения с Ватиканом*62.

Нейтралист и германофил Джиолитти*63 становится у кормила итальянского государства, как общий вождь интервенционистов, нейтралистов, клерикалов, мадзинистов*64, готовый к лавированию в подчиненных вопросах внешней и внутренней политики, чтобы дать тем более беспощадный отпор наступлению революционных пролетариев города и деревни. Правительство Джиолитти справедливо смотрит на себя, как на последнюю серьезную ставку итальянской буржуазии.

Политика всех германских правительств и правительственных партий после разгрома Гогенцоллерна состояла в стремлении установить общую с правящими классами Антанты почву ненависти против большевизма, т.-е. против пролетарской революции.

В то время как англо-французский Шейлок*65 все свирепее душит германский народ, немецкая буржуазия без различия партий просит своего врага ослабить петлю ровно настолько, чтобы дать ей возможность собственными руками задушить авангард немецкого пролетариата. К этому сводятся периодические совещания и соглашения о разоружении и выдаче военных средств.

В Америке совершенно стерлась грань между республиканцами и демократами. Эти могущественные политические организации эксплуататоров, приспособленные к замкнутому кругу американских отношений, обнаружили свою полную бессодержательность, когда американская буржуазия выступила на арену мирового разбоя.

Никогда еще интриги отдельных вождей и клик — в оппозиции, как и в министерствах — не отличались такой циничной откровенностью, как теперь. Но в то же время все вожди, клики, партии буржуазии всех стран образуют общий фронт против революционного пролетариата.

В то время как социал-демократические тупицы продолжают противопоставлять путь демократии насильственному пути диктатуры, последние остатки демократии попираются и уничтожаются во всех государствах мира.

После войны, в течение которой национальные представительства играли роль безвластного, но шумного патриотического прикрытия для правящих империалистских клик, парламенты впали в состояние полной прострации. Все серьезные вопросы решаются вне парламентов. В этом ничего не меняет то показное расширение парламентских прерогатив, которое торжественно провозглашают жонглеры империализма в Италии и в других странах. Действительные хозяева и распорядители государственных судеб — лорд Ротшильд*66 и лорд Weir*67, Морган*68 и Рокфеллер*69, Шнейдер*70 и Лушер*71, Гуго Стиннес*72 и Феликс Дейч*73, Rizello*74 и Agnelli*75 — магнаты золота, угля, нефти и металла — действуют за кулисами, посылая в парламенты для направления их работ своих второстепенных приказчиков.

Забавляясь процедурой троекратных чтений ничтожных законопроектов, французский парламент, наиболее дискредитированный риторикой лжи и цинизмом подкупности, неожиданно узнает, что 4 миллиарда, которые он предназначил для опустошенных областей Франции, израсходованы Клемансо для совершенно других целей, преимущественно для дальнейшего опустошения областей России.

Подавляющее большинство депутатов будто бы всемогущего английского парламента знает о действительных намерениях Ллойд-Джорджа-Керзона в отношении Советской России и даже Франции немногим более того, что знают индусские старухи в деревнях Бенгалии.

В Соединенных Штатах парламент есть послушный или брюзжащий хор при президенте, ставленнике избирательной машины, которая является политическим аппаратом трестов теперь, после войны, в несравненно большей степени, чем прежде.

Запоздалый германский парламентаризм, выкидыш буржуазной революции, которая сама есть выкидыш истории, страдает в младенчестве всеми болезнями собачьей старости. «Самый демократический в мире» рейхстаг республики Эберта бессилен не только перед маршальским жезлом Фоша, но и перед биржевыми махинациями своих Стиннесов, как и перед военными заговорами своей офицерской клики. Германская парламентская демократия есть пустое место между двумя диктатурами.

В самом составе буржуазии произошли за время войны глубокие изменения. На фоне общего обеднения всего мира сосредоточение капиталов сделало сразу большой прыжок вперед. Выдвинулись вперед фирмы, раньше остававшиеся в тени. Солидность, устойчивость, склонность к «разумным» компромиссам, соблюдение известного декорума как в эксплуатации, так и в пользовании ее плодами, — все это смыто волнами империалистического потопа.

Авансцену заняли новые богачи: военные поставщики, низкопробные спекулянты, выскочки, международные авантюристы, контрабандисты, уголовные субъекты в бриллиантах, разнузданная сволочь, жадная к роскоши, готовая на последние зверства против пролетарской революции, которая не может ей принести ничего, кроме удавной петли.

Существующий строй, как господство богачей, стоит перед массами во всей своей наготе. В Америке, во Франции, в Англии послевоенная роскошь получила характер исступления. Насыщенный международными патриотическими паразитами, Париж похож, по признанию «Le Temps*76«, на Вавилон накануне катастрофы.

По этой буржуазии равняются политика, суд, печать, искусство и церковь. Все сдерживающие начала отброшены. Вильсон, Клемансо, Мильеран, Ллойд-Джордж, Черчилль не останавливаются перед самым наглым обманом, перед самой грубой ложью и, уличенные в бесчестии, спокойно переходят к новым уголовным подвигам. Классические правила политического коварства, как их изложил старик Маккиавелли*77, представляются невинными афоризмами провинциального простака в сравнении с теми началами, которыми руководятся нынешние буржуазные правители. Суд, прикрывавший ранее мишурой демократии свою буржуазную сущность, стал ныне открыто органом классового надругательства и контрреволюционной провокации. Судьи Третьей Республики, не моргнув глазом, оправдывают убийцу Жореса. Суды Германии, которая была провозглашена социалистической республикой, поощряют убийц Либкнехта, Розы Люксембург и ряда других мучеников пролетариата. Трибуналы буржуазных демократий стали органами торжественной легализации всех преступлений белого террора.

Буржуазная пресса открыто несет печать подкупа, точно фабричную марку, на своем лбу. Руководящие газеты мировой буржуазии являются чудовищными фабриками лжи, клеветы и духовной отравы.

Настроения буржуазии скачут так же нервно, как цены на ее рынке. В первые месяцы после окончания войны международную буржуазию, особенно французскую, била лихорадка страха перед надвигающимся коммунизмом. Степень непосредственной опасности она измеряла объемом совершенных ею кровавых преступлений. Но она выдержала первый натиск. Связанные с нею цепями общей ответственности социалистические партии и профессиональные союзы II Интернационала оказали ей последнюю услугу, приняв на себя первый гневный удар трудящихся. Ценою полного крушения II Интернационала буржуазия получила отсрочку. Достаточно оказалось проведенных Клемансо контрреволюционных выборов в парламент, нескольких месяцев неустойчивого равновесия, неудачи майской стачки, чтобы французская буржуазия преисполнилась уверенности в незыблемости своего режима. Ее классовое высокомерие поднялось на тот уровень, которого достигал перед тем ее страх.

Угроза стала единственным аргументом буржуазии. Она не верит фразам и требует действий: арестов, разгонов, конфискаций, расстрелов. Буржуазные министры и парламентарии стремятся импонировать буржуазии, разыгрывая людей стального закала. Ллойд-Джордж сухо советует германским министрам расстрелять своих коммунаров по примеру Франции в 1871 году. Любой третьестепенный чиновник может рассчитывать на бурные одобрения палаты, если свой тощий отчет закончит угрозами по адресу рабочих.

В то время как официальный государственный аппарат все более открыто превращается в организацию кровавого подавления трудящихся, наряду с ним и в его распоряжении формируются и действуют различные частные контрреволюционные организации — для насильственного срыва стачек, для провокационных действий, для постановки фальшивых процессов, для разрушения революционных организаций и захвата коммунистических учреждений, для погромов и поджогов, убийства революционных вождей и других подобных же мер по охране собственности и демократии.

Сынки помещиков и крупной буржуазии, выбитые из колеи мелкие буржуа и вообще деклассированные элементы, среди них на первом месте буржуазно-дворянские эмигранты из Советской России, образуют неисчерпаемый резервуар для иррегулярных отрядов контрреволюции. Во главе их стоит офицерство, прошедшее школу империалистской бойни.

Два десятка тысяч профессиональных офицеров армии Гогенцоллерна образуют — особенно после мятежа Капца-Лютвица*78 — крепкое контрреволюционное ядро, которое германская демократия не в силах растворить, которое может лишь раздробить молот пролетарской диктатуры. Эта централизованная организация террористов старого режима дополняется белыми партизанскими отрядами в юнкерских поместьях.

В Соединенных Штатах такие союзы, как «Национальная Лига Безопасности» (National Security League)*799 или «Рыцари Свободы» (Knights of Liberty)*80, представляют собою ударные дружины капитала, на крайнем фланге которых действуют прямые разбойничьи шайки в виде частных шпионских агентов (Detective agencies).

Во Франции «Гражданская Лига» (Ligue Civigue)*81 представляет собою высокопоставленную организацию штрейкбрехеров, в то время как реформистская Конфедерация Труда*82 объявляется вне закона.

Офицерская мафия белой Венгрии, существующая параллельно с поддерживаемым Англией правительством контрреволюционных палачей, показала пролетариату всего мира, что означает та цивилизация и та гуманность, которую Вильсон и Ллойд-Джордж противопоставляют Советской власти и революционному насилию.

«Демократические» правительства Финляндии и Грузии, Латвии и Эстонии выбиваются из сил, чтобы сравняться с высоким венгерским образцом.

В Барселоне действует в распоряжении полиции подпольная шайка убийц. И так далее, и так везде.

Даже в разбитой и разоренной Болгарии оказавшееся не у дел офицерство объединяется в тайные союзы, которые готовятся при первом случае проявить свой патриотизм на черепах болгарских рабочих.

Программа смягчения противоречий, сотрудничества классов, парламентских реформ, постепенной социализации, национального единения представляется мрачным шутовством в свете буржуазного режима, каким он вышел из мировой войны.

Буржуазия радикально отказалась от мысли примирить с собой пролетариат реформами. Она развращает ничтожные верхи его подачками и держит в повиновении тяжелые массы железом и кровью.

Нет ни одного серьезного вопроса, который решался бы ныне подсчетом голосов. От демократии сохранилось лишь воспоминание в головах реформистов. Государственная организация все более сводится к своей первооснове — к отрядам вооруженных людей. Буржуазия считает не голоса, она подсчитывает число винтовок, пулеметов и орудий, которые окажутся в ее распоряжении, когда вопрос власти и собственности будет поставлен ребром.

Ни сотрудничеству, ни посредничеству места нет. Чтобы спастись, нужно опрокинуть буржуазию. Совершить это может только восстание пролетариата.
 

  1. Советская Россия

 

Среди разнузданных стихий шовинизма, жадности и разрушения один лишь принцип коммунизма обнаружил высокую жизненность и творческую силу. Несмотря на то, что ходом исторического развития Советская власть впервые утвердилась в наиболее отсталой и разоренной европейской стране, окруженной сонмом могущественных врагов, она не только устояла в борьбе с небывалыми препятствиями, но и обнаружила на деле великие возможности, заложенные в коммунизме. Развитие и упрочение Советской власти в России является важнейшим историческим фактом за время, протекшее с основания Коммунистического Интернационала.

В создании армии классовое общество привыкло видеть высший экзамен экономического и государственного строительства. По силе или слабости армии оно судит о силе или слабости хозяйства и государства.

Советская власть создала под огнем могущественную вооруженную силу. Красная Армия обнаружила свой неоспоримый перевес как в борьбе со старой буржуазно-монархической Россией, которую пытается восстановить империализм посредством белых армий Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля и пр., так и в борьбе с национальными армиями тех «демократий», которые мировой империализм насаждает для своих нужд (Финляндия, Эстония, Латвия, Польша).

В области хозяйства Советская Республика совершила величайшее чудо уже тем, что продержалась в течение трех первых и труднейших лет. Она устояла и развивается благодаря тому, что вырвала из рук буржуазии орудия эксплуатации и превратила их в средства планомерного хозяйства. Под грохот боев на неизмеримых фронтах Советская Россия не упускала ни одной возможности хозяйственного и культурного строительства. В промежуток между разгромом Деникина и разбойничьим выступлением Польши Советская власть приступила к широкой организации трудовой повинности, к более правильному учету и применению производственных сил и средств, к привлечению воинских частей для трудовых задач и, прежде всего, к восстановлению транспорта.

Только монополия социалистического государства на основные предметы питания при беспощадной борьбе со спекуляцией спасла русские города от голодной смерти и дала возможность кормить Красную Армию. Только государственное объединение разрозненных заводов, фабрик и частно-владельческих железных дорог и судов обеспечило возможность производить и перевозить.

Сосредоточение в руках государства промышленности и транспорта ведет к обобществлению самой техники путем ее нормализации. Установление минимального числа паровозных, вагонных, пароходных типов, допустимых к производству и ремонту, и периодическая регламентация составных частей машины во имя типового массового производства возможны только на социалистических основах и представляют необозримые выгоды в производственном отношении. На пути дальнейшего хозяйственного прогресса, научной организации промышленности, применения методов тэйлоризма — без его капиталистически-потогонных черт — в Советской России нет более никаких препятствий, кроме тех, какие ставит извне империалистическое насилие.

В то время как национальные интересы, пересекаясь с притязаниями империализма, образуют во всем мире источники непрерывных конфликтов, восстаний и войн, социалистическая Россия показала, что рабочее государство способно безболезненно сочетать национальные потребности с хозяйственными, очищая первые от шовинизма, освобождая вторые от империализма. Социализм стремится связать все области, все районы, все национальности единством хозяйственного плана. Но экономический централизм, освобожденный от эксплуатации класса классом, нации нацией и потому равно выгодный для всех, сочетается без ущерба с действительной свободой национального развития.

На опыте Советской России народы центральной Европы, балканского юго-востока, владений Великобритании, все угнетенные нации и племена, египтяне и турки, индусы и персы, ирландцы и болгары убеждаются в том, что дружное сотрудничество всех национальных частей человечества осуществимо только через посредство федерации советских республик.

Революция создала из России первую державу пролетариата. За три года существования ее пределы непрерывно изменялись. Они сужались под внешним военным давлением мирового империализма. Они расширялись, когда давление ослабевало. Борьба за Советскую Россию слилась с борьбой против мирового капитализма. Вопрос о Советской России стал пробным камнем для всех организаций рабочего класса. Второе подлейшее предательство немецкой социал-демократии со времени 4 августа 1914 года состояло в том, что она, став во главе государства, искала покровительства империализма на западе, вместо того, чтобы искать союза с революцией на востоке. Советская Германия, объединенная с Советской Россией, оказалась бы сразу сильнее всех капиталистических государств, вместе взятых!

Дело Советской России Коммунистический Интернационал объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в федерацию советских республик всего мира.
 

  1. Пролетарская революция и Коммунистический Интернационал

 

Гражданская война во всем мире поставлена в порядок дня. Знаменем ее является Советская власть.

Капитализм пролетаризировал подавляющие массы человечества. Империализм выбил эти массы из равновесия и привел их в революционное движение. Самое понятие массы изменилось за последние годы. То, что считалось массой в эпоху парламентаризма и тред-юнионизма, превратилось теперь в верхи. Миллионы и десятки миллионов, жившие вне политической жизни, превращаются ныне в революционную массу. Война поставила на ноги всех, пробудила политическое внимание самых отсталых слоев, возбудила у них иллюзии и надежды и обманула их.

Цеховая замкнутость труда и относительная устойчивость быта на верхах пролетариата, тупая и апатичная безнадежность в глубоких низах — эти социальные основы старых форм рабочего движения — безвозвратно отошли в прошлое. Новые миллионы вовлечены в борьбу.

Женщины, утратившие мужей и отцов и вынужденные заменить их в труде, вливаются в движение широкой струей. Рабочая молодежь, выросшая под молниями и громами мировой войны, встречает революцию, как родную стихию.

В разных странах борьба проходит через разные этапы. Но это последняя борьба. Волны движения нередко вливаются в отжившие организационные формы и на время придают им новую жизнь. Старые ярлыки, полустертые лозунги плавают там и сям на поверхности потока. Много смуты, тьмы, предрассудков, иллюзий в головах. Но движение в целом имеет глубоко революционный характер. Оно всеобъемлюще и неудержимо. Оно ширится, крепнет, очищается, выбрасывая из себя старый хлам. Оно не остановится, доколе не приведет мировой пролетариат к господству.

Основной формой этого движения является стачка. Ее простейшая и могущественнейшая причина — рост цен на предметы потребления. Стачка вырастает нередко из отдельных местных конфликтов. Она возникает, как нетерпеливый отголосок масс на парламентскую возню социалистов.

Она рождается из чувства солидарности с угнетенными в собственной стране и в других странах. Она соединяет экономические лозунги с политическими. В ней сочетаются нередко осколки реформизма с лозунгами социально-революционной программы. Она затихает, прекращается, снова возрождается, сотрясая производство, держа в напряжении государственный аппарат, и тем более выводит из себя буржуазию, что пользуется каждым поводом, чтобы послать свой привет Советской России. Предчувствие не обманывает эксплуататоров: эта хаотическая стачка есть на деле социально-революционная перекличка и мобилизация международного пролетариата.

Глубокая зависимость каждой страны от другой, так катастрофически обнаружившаяся во время войны, придает особенное значение тем отраслям труда, которые связывают страну со страной, и выдвигает железнодорожных и вообще транспортных рабочих на первое место. Пролетарии транспорта имели случай обнаружить часть своей силы в бойкоте белой Венгрии и белой Польши. Стачка и бойкот, методы, применявшиеся рабочим классом на заре его тред-юнионистской борьбы, т.-е. еще прежде чем он стал пользоваться парламентаризмом, получают теперь небывалый размах и новое грозное значение, как артиллерийская подготовка к последней атаке.

Все возрастающая беспомощность отдельного лица перед слепым размахом исторических событий толкает не только новые слои рабочих и работниц, но и служащих, чиновников, мелкобуржуазных интеллигентов в ряды профессиональных организаций. Прежде чем ход пролетарской революции заставит создать советы, которые сразу станут над всеми старыми рабочими организациями, трудящиеся вливаются в традиционные профессиональные союзы, терпя до поры до времени их старую форму, их официальную программу, их правящую верхушку, но внося внутрь организации возрастающий революционный напор невиданных ранее многомиллионных масс.

Поднимают голову низы низов — сельские пролетарии, батраки. В Италии, Германии и других странах наблюдается великолепный рост революционного движения сельскохозяйственных рабочих и их братского сближения с пролетариатом городов.

Меняется отношение к социализму беднейших слоев крестьянства. Если заигрывания парламентских реформистов с собственническими предрассудками мужика оставались бесплодны, то действительно революционное движение пролетариата, его непримиримая борьба против угнетателей порождает отблеск надежды в душе самого отсталого, придавленного к земле, разоренного деревенского собственника.

Океан человеческой нужды и темноты не имеет дна. За каждым поднявшимся слоем открывается новый, который только собирается подняться. Но авангард не должен дожидаться тяжелого хвоста для того, чтобы вступить в бой. Работу пробуждения, подъема и воспитания наиболее отсталых своих слоев рабочий класс совершит лишь после того, как станет у власти.

Пробудились труженики колониальных и полуколониальных стран. В необозримых пространствах Индии, Египта, Персии, над которыми возвышается гигантский спрут английского империализма, — в этом неисчислимом человеческом океане совершается непрерывная внутренняя работа, бросающая вверх высокие волны, которые заставляют сотрясаться в Сити акции и сердца.

В движении колониальных народов социальный элемент в разных формах сочетается с национальным, но оба направлены против империализма. Путь от первых младенческих шагов до зрелых форм борьбы проходится в колониях и отсталых странах вообще форсированным маршем, под давлением новейшего империализма и под руководством революционного пролетариата.

Многообещающее сближение мусульманских и немусульманских народов, скованных общими цепями великобританского и вообще чужеземного владычества; внутреннее очищение движения, устранение влияния духовенства и шовинистической реакции; одновременная борьба против чужеземных насильников и их туземных помощников, феодалов, попов и ростовщиков, — превращают растущую армию колониального восстания в величайшую историческую силу, в могущественный резерв мирового пролетариата.

Парии поднимаются. Их пробужденная мысль жадно тянется к Советской России, к баррикадным боям на улицах германских городов, к разгорающейся стачечной борьбе в Великобритании, к Коммунистическому Интернационалу.

Социалист, который прямо или косвенно поддерживает привилегированное положение одних наций за счет других; который мирится с колониальным рабством; который делает правовые различия для людей разных рас и цветов кожи; который помогает буржуазии метрополии сохранять свое господство над колониями вместо того, чтобы помогать делу вооруженного восстания колоний; великобританский социалист, который не поддерживает всеми средствами восстания Ирландии, Египта и Индии против лондонской плутократии, — такой «социалист» заслуживает если не пули, то позорного клейма, и уж никак не мандата и не доверия пролетариата.

Между тем в своих усилиях международного революционного действия пролетариат наталкивается не столько на полуразрушенные линии проволочных заграждений, еще сохранившиеся между странами со времени войны, сколько на эгоизм, консерватизм, тупоумие и предательство старых партийных и профессиональных организаций, которые поднялись на его спине в предшествующую эпоху.

Вожди старых профессиональных союзов всеми мерами противодействуют революционной борьбе рабочих масс, парализуют ее или, если нельзя иначе, усыновляют стачки, чтобы тем вернее свести их на нет путем закулисных махинаций.

Историческое предательство, совершенное международной социал-демократией, не имеет ничего себе равного в истории угнетения и борьбы. Страшнее всего это обнаружилось в Германии. Разгром немецкого империализма явился вместе с тем разгромом капиталистической системы хозяйства. Кроме пролетариата, не было ни одного класса, который мог бы претендовать на государственную власть. Развитие техники, численность и культурный уровень рабочего класса в полной мере обеспечивали успех социалистического переворота. Но на пути к осуществлению этой задачи оказалась германская социал-демократия. Путем сложных маневров, в которых хитрость сочеталась с тупостью, она отвратила энергию пролетариата от естественной и необходимой задачи завоевания власти.

В течение десятилетий социал-демократия собирала доверие рабочих масс, чтобы затем, в решительный момент, когда судьба буржуазного общества была поставлена на карту, весь свой авторитет передать в распоряжение эксплуататоров.

Предательство либерализма и крушение буржуазной демократии представляют собою незначительные эпизоды по сравнению с чудовищной изменой социалистических партий по отношению к трудящимся классам. Даже роль церкви, центральной электрической станции консерватизма, как ее определил Ллойд-Джордж, отступает на задний план перед антисоциалистической ролью II Интернационала.

Свою измену революции социал-демократия оправдывала во время войны лозунгом национальной защиты. Свою контрреволюционную политику после заключения мира она прикрывает лозунгом демократии. Национальная защита и демократия — это торжественные формулы капитуляции пролетариата перед волей буржуазии.

Но падение не останавливается и на этом. Развивая свою политику защиты капиталистического строя, социал-демократия вынуждена вслед за буржуазией открыто попирать «национальную оборону» и «демократию». Шейдеман и Эберт*83 лижут руку французского империализма, ища его поддержки против советской революции. Носке становится воплощением белого террора буржуазной контрреволюции.

Альбер Тома превращается в наемного агента Лиги Наций, этой грязной агентуры империализма. Вандервельде*84, красноречивое воплощение поверхности II Интернационала, во главе которого он стоял, становится королевским министром, помощником клерикала Делакруа, защитником бельгийских католических попов и адвокатом капиталистических зверств над неграми в Конго.

Гендерсон*85, обезъяничающий великих людей буржуазии, фигурирующий поочередно то как королевский министр, то как рабочая оппозиция его величества; Том Шоу*86, который требует от советского правительства фактических доказательств того, что в лондонском правительстве сидят грабители, разбойники и лжецы, — кто эти господа, если не заклятые враги рабочего класса?

Реннер*87 и Зейц*88, Немец*89 и Тузар*90, Трульстра*91 и Брантинг*92 Дашинский*93 и Чхеидзе*94, — каждый из них переводит на язык своих мелкодержавных плутней позорное крушение II Интернационала.

Наконец, Карл Каутский, бывший теоретик II Интернационала, бывший марксист, превращается в шамкающего консультанта желтой печати всех стран.

Под давлением масс более гибкие элементы старого социализма, не меняясь по существу, меняют свои покровы и окраску, порывают или готовятся порвать со II Интернационалом, неизменно отступая перед всяким подлинно массовым и революционным действием и даже перед серьезной подготовкой к действию.

Чтобы охарактеризовать и вместе с тем заклеймить этот маскарад, достаточно сказать, что польская социалистическая партия, вождем которой является Дашинский, а патроном Пилсудский*95, партия мещанского цинизма и шовинистического изуверства, заявляет о своем выходе из II Интернационала.

Руководящая парламентская верхушка французской социалистической партии, голосующая ныне против бюджета и против Версальского договора, по существу остается одним из устоев буржуазной республики. Ее оппозиционные жесты простираются не далее того, сколько необходимо, чтобы время от времени восстановлять полудоверие наиболее консервативных слоев пролетариата.

В основных вопросах классовой борьбы французский парламентский социализм по-прежнему разлагает волю рабочего класса, внушая ему, что нынешний момент неблагоприятен для захвата власти, ибо Франция слишком разорена, как вчерашний день был неблагоприятен из-за войны, как накануне войны мешал промышленный подъем, а перед тем — промышленный кризис. Параллельно с парламентским социализмом — и ни на вершок не выше его — подвизается болтливый и лживый синдикализм фирмы Жуо и его собратьев.

Создание крепкой, скованной духом единства и дисциплины коммунистической партии во Франции есть вопрос жизни и смерти для французского пролетариата.

В стачках и восстаниях воспитывается и закаляется новое поколение немецких рабочих. Оно оплачивает свой опыт тем большим числом жертв, чем дальше в независимой социалистической партии*96 сохраняется влияние социал-демократических консерваторов и рутинеров, которые оглядываются назад, на социал-демократию времен Бебеля, не понимают характера нынешней революционной эпохи, сторонятся гражданской войны и революционного террора, плетутся в хвосте событий и надеются на чудо, которое должно прийти на помощь их несостоятельности. Партия Розы Люксембург и Карла Либкнехта в огне борьбы учит немецких рабочих находить истинный путь.

Косность на верхах рабочего движения Англии такова, что там еще не почувствовали потребности перевооружения: вожди великобританской рабочей партии упорно стремятся удержаться в рамках II Интернационала.

В то время как ход событий последних лет, подорвав устойчивость экономической жизни в консервативной Англии, сделал ее трудящиеся массы как нельзя более восприимчивыми к революционной программе, официальная машина буржуазной нации: королевская власть, палата лордов, палата общин, церковь, тред-юнионы, рабочая партия, — Георг V*97, епископ кентерберийский и Гендерсон — остается неприкосновенной, как могучий автоматический тормоз развития. Противопоставить пролетарские низы этим официальным верхам может только свободная от рутины и сектантства, тесно связанная с массовыми организациями коммунистическая партия.

В Италии, где сама буржуазия открыто признает, что ключи к дальнейшей судьбе страны находятся в руках социалистической партии, политика правого крыла, возглавляемого Туратти*98, стремится вогнать мощно развивающуюся революцию пролетариата в русло парламентских реформ. Этот внутренний саботаж представляет в настоящий момент наивысшую опасность.

Пролетарии Италии, помните о Венгрии, пример которой вошел в историю, как грозное напоминание о том, что в борьбе за власть, как и после овладения ею, пролетариат должен твердо стоять на своих ногах, отметая все элементы нерешительности и шатаний и беспощадной рукою расправляясь со всеми попытками измены!

Военные потрясения, оставившие в наследство глубокий экономический кризис, открывают новую главу в рабочем движении Соединенных Штатов, как и остальных стран американского континента. Ликвидация шумихи и лжи вильсонизма есть вместе с тем ликвидация того американского социализма, который составляет смесь пацифистских иллюзий с ярмарочною деловитостью и мирно дополняет слева тред-юнионизм Гомперса и К°. Теснейшее сплочение революционных пролетарских партий и организаций американского континента — от полуострова Аляски до мыса Горн — в тесно связанную американскую секцию Интернационала, противостоящую могущественному врагу, империализму Соединенных Штатов, есть задача, которая должна быть и будет выполнена в борьбе со всеми силами, мобилизованными долларом на свою защиту.

Правительственные и полуправительственные социалисты разных стран имели много поводов обвинять коммунистов в том, что они непримиримой тактикой провоцируют выступления контрреволюции, помогая ей сплачивать свои ряды. Это политическое обвинение является не чем иным, как запоздалым перепевом жалоб либерализма. Именно последний утверждал, что самостоятельная борьба пролетариата толкает имущих в лагерь реакции. Это бесспорно. Если бы рабочий класс не посягал на основы ее господства, буржуазия не нуждалась бы в репрессиях. Самое понятие контрреволюции не существовало бы, если бы история не знала революции. Если восстания пролетариата неизбежно влекут за собой сплочение буржуазии для самообороны и контр-наступления, то этот факт означает лишь, что революция есть борьба двух непримиримых классов, которая может закончиться только окончательной победой одного из них.

Коммунизм с презрением отметает политику, сводящуюся к тому, чтобы удерживать массы в неподвижности, пугая их дубиной контрреволюции.

Распаду и хаосу капиталистического мира, который последним напряжением своих сил грозит уничтожить всю человеческую культуру, Коммунистический Интернационал противопоставляет объединенную борьбу международного пролетариата за уничтожение частной собственности на средства производства и за переустройство национального и мирового хозяйства на основах единого хозяйственного плана, устанавливаемого и осуществляемого солидарным обществом производителей.

Собирая под знаменем диктатуры пролетариата и советской системы государства миллионы трудящихся во всех частях света, Коммунистический Интернационал в огне борьбы очищает, строит и группирует свои собственные ряды.

Коммунистический Интернационал есть партия революционного воспитания международного пролетариата. Он отметает все те организации и группы, которые в открытой или прикрытой форме усыпляют, деморализуют и ослабляют пролетариат, побуждая его склоняться перед фетишами, прикрывающими диктатуру буржуазии: легальность, демократия, национальная оборона и пр.

Коммунистический Интернационал не может также допустить в свои ряды те организации, которые, вписав в свою программу диктатуру пролетариата, продолжают вести политику, явно рассчитанную на мирное разрешение исторического кризиса. Признание советской системы не решает вопроса. В советской организации нет никакой чудодейственной силы. Революционная сила — в самом пролетариате. Нужно, чтобы он поднялся на восстания и завоевания власти, — только тогда советская организация обнаружит свои качества, как незаменимое орудие в его руках.

Коммунистический Интернационал требует изгнания из рядов рабочего движения всех тех вождей, которые связаны прямым или косвенным политическим сотрудничеством с буржуазией. Нам нужны вожди, у которых нет другого отношения к буржуазному обществу, кроме смертельной ненависти; которые организуют пролетариат во имя непримиримой борьбы; которые готовы вести в бой армию восставших; которые не остановятся на полпути, чтобы ни случилось, и не побоятся прибегнуть к мерам беспощадной расправы со всеми теми, кто попытается их насильственно остановить.

Коммунистический Интернационал есть международная партия пролетарского восстания и пролетарской диктатуры. У него нет других целей и задач, кроме целей и задач самого рабочего класса. Притязания мелких сект, из которых каждая собирается спасти рабочий класс на свой образец, чужды и враждебны духу Коммунистического Интернационала. Он не создает универсальных рецептов и заклинаний, он опирается на мировой опыт рабочего класса в прошлом и настоящем, очищает этот опыт от его ошибок и уклонений, обобщает его завоевания, признает и усыновляет только те революционные формулы, которые являются формулами массового действия.

Профессиональная организация, экономическая и политическая стачка, бойкот, парламентские и муниципальные выборы, парламентская трибуна, легальная и нелегальная агитация, тайные опорные пункты в армии, кооперативная работа, баррикада, — ни одна из форм организации или борьбы, созданных развитием рабочего движения, не отвергается Коммунистическим Интернационалом и ни одна из них не освящается им, как панацея.

Советская система не есть отвлеченный принцип, противопоставляемый коммунистами принципу парламентаризма. Советская система есть классовый аппарат, который в борьбе и посредством борьбы должен упразднить парламентаризм и заменить его собой. Ведя беспощадную борьбу против реформизма в профессиональных союзах, против парламентского кретинизма и карьеризма, Коммунистический Интернационал в то же время осуждает сектантские призывы покинуть ряды многомиллионных профессиональных организаций или повернуться спиной к парламентским и муниципальным учреждениям. Коммунисты не отделяются от масс, обманываемых и предаваемых реформистами и патриотами, но ведут с последними непримиримую борьбу на основе массовых организаций и учреждений, созданных буржуазным обществом для того, чтобы тем вернее, тем скорее его опрокинуть.

В то время как под прикрытием II Интернационала методы классовой организации и борьбы, почти исключительно легальной, оказались в последнем счете подчинены контролю и руководству буржуазии через ее реформистскую агентуру, игравшую роль узды, надетой на революционный класс, — Коммунистический Интернационал, наоборот, вырывает узду из рук буржуазии, овладевает всеми методами и организациями рабочего движения, объединяет их под своим революционным руководством и через их посредство ставит перед пролетариатом единую цель: завоевание власти для разрушения буржуазного государства и установления коммунистического общества.

Во всей своей работе, — как вождь революционной стачки, как организатор подпольных групп, как секретарь профессионального союза, как агитатор на массовых митингах или депутат, как кооператор или баррикадный боец, — коммунист остается самим собой, дисциплинированным членом коммунистической партии, беззаветным борцом, смертельным врагом капиталистического общества, его экономической основы, его государственных форм, его демократической лжи, его религии, его морали, самоотверженным солдатом пролетарской революции и неутомимым провозвестником нового общества.

Рабочие и работницы!

На земле есть только одно знамя, заслуживающее того, чтобы бороться и умирать под ним. Это знамя Коммунистического Интернационала!

 

Второй Всемирный Конгресс
Коммунистического Интернационала.

 

Делегаты:

России — Н. Ленин; Г. Зиновьев; Н. Бухарин; Л. Троцкий.
Германии — П. Леви; Э. Мейер; Я. Вальхер; Р. Вольфштейн.
Нем. Австрии — К. Штейнгардт; К. Томан; Штремер.
Франции — А. Росмер; Ж. Садуль; А. Гильбо.
Англии — Т. Квелч; У. Галлакер; С. Панкхэрст; Маклин.
Америки — Флинч; А. Фрейна; А. Билан; Д. Рид.
Италии — Д.М. Серрати; Н. Бомбаччи; Грациаден; А. Бордига.
Норвегии — Я. Фринс; Шеффло; А. Мадсен.
Швеции — К. Дальштрем; Самуэльсон; Винберг.
Дании — О. Пергенсон; М. Нильсен.
Голландии — Виинкоп; Янсон; Ван-Лейвен.
Бельгии — Ван-Оверстратен.
Испании — Пестания.
Швейцарии — Герцог; Ж. Эмбер-Дроз.
Венгрии — Ракоши; А. Руднянский; Варга.
Галиции — Левицкий.
Польши — Ю. Мархлевский.
Латвии — Стучка; Крастынь.
Литвы — Мицкевич-Капсукас.
Чехо-Словакии — Ванек; Гула; Запотоцкий.
Эстляндии — Р. Вакман; Г. Пегельман.
Финляндии — И. Рахья; Летонмяки; К. Маннер.
Болгарии — Кабакчиев; Максимов; Шаблин.
Юго-Славии — Милкич.
Грузии — М. Цхакая.
Армении — Назаритьян.
Турции — Нихад.
Персии — Султан-Заде.
Индии — Атшариа; Шеффик.
Голландской Индии — Маринг.
Китая — Лау-Сиу-Чжау.
Кореи — Пак Диньшун; Гим Гулин.

 

«Пять лет Коминтерна».

 

Примечания к 13 тому Сочинений Троцкого (1926)

*53 Конго — область Африки; насчитывает 11 миллионов жителей. Особенно богата каучуком. Конго фактически является бельгийской колонией.

 

*54 Сирия — расположена в Малой Азии по восточному побережью Средиземного моря. Население (2 1/2 миллиона человек) состоит главным образом из арабов, а также евреев, турок и др. Основное занятие — земледелие, продукты которого служат главными предметами внешней торговли страны.

Бывшая ранее турецкой провинцией, Сирия в результате поражения Турции в мировой войне была объявлена в апреле 1920 г. мандатной территорией Лиги Наций. Последняя передала свой мандат Франции. Еще до того, в ноябре 1919 г., Сирия была занята французской оккупационной армией в 100 тысяч человек. С того времени в Сирии не прекращались восстания на почве недовольства политикой Франции, искусственно разделившей Сирию на ряд областей и не допускавшей национального объединения арабов. Большие размеры приняло восстание племени друзов, вспыхнувшее в июле 1925 г. под лозунгами: вывод французской оккупационной армии, объединение и полная самостоятельность Сирии. Борьба с друзами, продолжающаяся до сих пор (октябрь 1925 г.), требует большого напряжения сил от Франции, одновременно занятой войной в Марокко.

 

*55 Доктрина Монроэ. — Так называется провозглашенный президентом Северо-Американских Соединенных Штатов Монроэ (1816-1824) лозунг «Америка для американцев». Лозунг этот был направлен прежде всего против Англии, которая тогда была гегемоном на мировом рынке и вывозила громадные капиталы в Америку. Этот лозунг означал стремление американского империализма окончательно утвердиться как в водах Великого океана (захват Филиппинских островов), так и в Южной Америке и Канаде, где Англия имела обширные колонии.

 

*56 Армения — см. примечание 43.

 

*57 Грузия — Советская Республика, входящая в состав Закавказской Федерации. Грузинская ССР включает в себе бывшие губернии: Тифлисскую и Кутаисскую. В состав Грузинской ССР входят также и республики: Абхазская (главный город — Сухум), Аджарская (главный город — Батум) и Юго-Осетинская Автономная Область (гор. Цхинвали). Население Грузии составляет около двух с половиной милл. человек. Советский строй утвердился в Грузии в феврале 1921 г. До того времени, начиная с 1917 года, в Грузии существовало меньшевистское правительство, против которого не прекращалась борьба грузинских рабочих и крестьян. Основное занятие жителей советской Грузии — сельское хозяйство.

 

*58 Фош — маршал, виднейшая фигура французского милитаризма. Командовал в начале войны 1914-1918 гг. северной группой войск во Франции. С марта 1918 г. ему было поручено командование всеми вооруженными силами союзников на западном театре войны. После окончания войны, — начальник генерального штаба. Один из вдохновителей Версальского мира и оккупации Рурского бассейна в январе 1923 г.

 

*59 Мильеран, Александр (род. в 1859 г.) — бывший французский президент. По профессии адвокат. Впервые был избран в парламент в 1885 г. В 1889 г. организует группу «радикалов-социалистов». В 1893 г. Мильеран проходит в парламент уже как представитель независимых социалистов. В 1899 г. Мильеран входит в состав министерства Вальдека-Руссо — министром торговли. Вступление социалиста Мильерана в состав буржуазного министерства явилось первым в истории примером социалистического министериализма и вызвало бурю негодования со стороны левой части французской социалистической партии и II Интернационала. На посту министра торговли социалист Мильеран допускал применение вооруженной силы при расправах с бастующими рабочими. В 1902 г. он вместе со всем кабинетом Вальдека-Руссо выходит в отставку. В 1904 г. французская социалистическая партия исключает Мильерана из своих рядов. В 1909 г. Мильеран входит в состав министерства Бриана, заняв пост министра общественных работ. В 1912 г. Мильеран входит в кабинет Пуанкарэ уже в качестве военного министра. На этом посту он проявил себя настолько беззастенчивым реакционером, что навлек на себя резкие нападки не только со стороны социалистических, но даже и лево-либеральных кругов, что, в конце концов, и заставило его в декабре 1912 г. выйти в отставку. С наступлением войны Мильеран снова занял пост военного министра в коалиционном кабинете Вивиани и чрезвычайно энергично проводил политику продолжения империалистской войны до победного конца. После Октябрьской революции Мильеран был одним из главных вдохновителей интервенции союзных войск против Советской России. В августе 1920 г. Мильеран избирается президентом Французской Республики. На этом посту он оставался до августа 1924 г., когда победа «левого блока» заставила его выйти в отставку.

 

*60 Гомперс, Самуэль — вождь) реакционной американской федерации труда (умер в декабре 1924 г.. В молодости был рабочим табачной индустрии. Рано начал работать в американском профдвижении и быстро выдвинулся в нем на одно из первых мест. Один из создателей американской Федерации Труда, в которой вскоре достиг безраздельного господства. Благодаря его влиянию Федерация превратилась в опору американского капитализма в его борьбе с революционным рабочим движением. В результате сорокалетней предательской работы Гомперса, американская Федерация Труда стала защитницей узко-экономических интересов аристократической верхушки рабочего класса, хотя она и объединяет в себе также часть неквалифицированных рабочих. Вся профессиональная организация находится в руках группы хорошо оплачиваемых профбюрократов, на каждом шагу предающих интересы пролетариата. Гомперс всячески боролся с социализмом, считая вредным для рабочего класса иметь собственную политическую партию и вообще участвовать в политической борьбе. Сотрудничество классов было его основным принципом. Гомперс противился вхождению американской Федерации Труда в какое-либо международное объединение профсоюзов, считая даже Амстердамский Интернационал слишком революционной организацией. Он был самым злейшим врагом Коминтерна и Советской России. Гомперс вполне заслуженно получил название «рабочего лейтенанта капитала в лагере труда».

 

*61 Тюрго (1727-1781) — премьер-министр Франции с 1774 по 1776 г. В 1774 г. в момент тяжелого финансового положения правительство Людовика XVI назначило Тюрго на пост генерального контролера финансов. Наиболее важным мероприятием Тюрго было проведение финансовой реформы: сокращение расходов по выдаче пенсий, введение свободы хлебной торговли, уничтожение лишних государственных должностей и пр. В интересах промышленной буржуазии Тюрго в 1776 г. проводит эдикт об отмене цехов. Тюрго предполагал также провести отмену сословных привилегий, выкуп феодальных повинностей, создание местного самоуправления путем организации совещательных муниципальных собраний и ряд других реформ. Однако, эти реформы Тюрго не удалось провести. Против его политики решительно выступили придворная аристократия, католическое духовенство и парижский парламент, боявшиеся ограничения своих прав. Резкая оппозиция привилегированных сословий заставила Тюрго подать в отставку. После его ухода все проведенные им реформы были немедленно отменены. Реформы Тюрго означали собой попытку приспособить режим абсолютной монархии к потребностям промышленного развития страны и тем самым ослабить антагонизм между развивающейся буржуазией и монархией. Неудача реформ Тюрго означала усиление классовых противоречий и ускорила наступление Великой Французской Революции.

 

*62 Ватикан — дворец в Риме, резиденция католического папы. В 1870 г. правительством объединившейся Италии папа был лишен светской власти, но за ним сохранился титул монарха, право содержания двора и право иметь посланников в иностранных государствах.

 

*63 Джиолитти — бывший премьер-министр Италии; представитель партии либеральных демократов. Впервые был избран премьер-министром в 1903 г. Пробыл на этом посту до 1905 г. Затем вновь занимал этот пост с 1906 г. по 1909 с 1911 г. по 1914 и, наконец, с 1920 по 1921 г. В августе-сентябре 1920 г. в момент сильного роста революционного движения в Италии, когда рабочие Рима, Неаполя, Милана и других крупных городов, в ответ на объявленный капиталистами локаут, взяли фабрики и заводы в свои руки, Джиолитти от имени правительства вел переговоры с профсоюзными вождями о достижении соглашения между владельцами и рабочими. В результате переговоров было выработано соглашение, по которому рабочие должны были прекратить забастовку и возвратить фабрики их владельцам. В виде компенсации Джиолитти обещал в законодательном порядке провести постановление об осуществлении контроля рабочих над производством. В 1921 г. Джиолитти встретил сильную оппозицию со стороны усиливавшейся в то время партии фашистов и вынужден был подать в отставку. В настоящее время Джиолитти находится в оппозиции к фашистскому правительству Муссолини.

 

*64 Мадзинисты — последователи итальянского революционера Мадзини, боровшиеся в середине XIX века за освобождение и национальное объединение Италии. В данном случае дело идет об одной из мелкобуржуазных интеллигентских группировок, проникнутых национализмом и стремившихся втянуть Италию в войну с целью «довершения» дела Мадзини.

 

*65 Шейлок — знаменитый персонаж драмы Шекспира «Венецианский купец». Тип безжалостного ростовщика.

 

*66 Ротшильд — богатейшая европейская банкирская фирма. Основатель ее Майер-Ансельм Ротшильд (1743-1812). Происходил из еврейской купеческой семьи во Франкфурте-на-Майне. Ротшильды владеют банкирскими конторами в Париже, Франкфурте, Лондоне, Вене и Неаполе. Благодаря своему колоссальному богатству они оказывают заметное влияние на денежный европейский рынок.

 

*67 Лорд Weir — крупный английский промышленник и судовладелец. В 1918 г. был английским министром снабжения и воздухоплавания. В том же году был возведен в звание пэра. С 1919 г. по 1921 — министр снабжения.

 

*68 Морган, Джон Пирпонт — один из крупнейших американских миллиардеров. Владеет группой банков с капиталом в 22 миллиарда долларов. Контролирует до 20 предприятий, в том числе колоссальный американский «Стальной трест». Благодаря своему финансовому могуществу оказывает значительное влияние на политические дела Соединенных Штатов. За последнее время банкирская фирма Моргана предоставляет многочисленные займы Германии, Франции, Бельгии и другим странам. Лондонская конференция в 1924 г., принявшая план Дауэса, проходила при непосредственном участии Моргана и в значительной степени под его диктовку.

 

*69 Рокфеллер — американский миллиардер. Капитал Рокфеллера ведет свое начало из прибылей нефтяного треста Стандарт Ойль; в настоящее время он связан не только с крупными американскими банками Нэйшенель Сити Банк, Эквитебль Трест Компани и др., но и владеет целым рядом крупнейших промышленных предприятий. Основным предприятием Рокфеллера является мировой нефтяной трест Стандарт Ойль, формально, ввиду закона о трестах, состоящий из 33 обществ. Стандарт Ойль владеет 90% американского нефтяного производства. В настоящее время, несмотря на ряд временных соглашений, Стандарт Ойль ведет ожесточенную борьбу за мировое господство с англо-голландской нефтяной компанией Рояль Детч Шелл. Рокфеллер играет также крупную роль в многочисленных медных предприятиях, в сахаро-рафинадном тресте, владеет крупнейшими электротехническими предприятиями в мире, участвует в мясном тресте и т. д. Капитал Рокфеллера определяется в 26 1/2 миллиардов рублей.

 

*70 Шнейдер-Крезо — крупнейшая оружейная и металлургическая фирма Франции. Основана в 1896 г. Шнейдером в г. Крезо, в богатом угольном районе. Основное производство фирмы — предметы вооружения: орудия, пулеметы, снаряды и т. п. Кроме того фирма изготовляет паровозы, рельсы, мосты и др. До войны на заводах Шнейдера работало до 25 тысяч человек. Через «Комитет тяжелой индустрии» Крезо оказывает за кулисами парламента большое давление на французскую политику.

 

*71 Лушер — крупный французский промышленник и политический деятель. Владелец многочисленных электротехнических и металлургических предприятий. В 1916 г. был министром угольных заготовок. В сентябре 1917 г. — министр военного снабжения. С ноября 1917 по январь 1920 г. — министр продовольствия во 2-м кабинете Клемансо. С 1921 г. по 1922 — министр освобожденных областей и по репарационным делам. Член палаты депутатов, лидер умеренных республиканцев.

 

*72 Стиннес, Гуго — промышленный король Германии. До войны владел небольшими металлургическими заводами. Военные поставки чрезвычайно обогатили Стиннеса. Он присоединяет к себе одно за другим угольные и металлургические предприятия Германии и создает мощный трест тяжелой промышленности. Затем начинает проникать буквально во все отрасли хозяйства Германии: делается владельцем электротехнического объединения с капиталом в 120 милл. марок, основывает собственную пароходную компанию, скупает большие лесные участки, строит бумажные фабрики и подчиняет себе до 70 газет. Захватывает ряд предприятий в Австрии, Польше, Румынии, Аргентине и др. Капитал всех его предприятий оценивался в 1924 г. в 15 миллиардов золотых марок. В 1923-1924 гг. Стиннес сделал ряд попыток к созданию франко-германского треста тяжелой индустрии. Благодаря своему экономическому могуществу, Стиннес оказывал большое влияние на политику Германии и, между прочим, был лидером правого крыла германской народной партии. В конце 1923 г. выступил с проектом хозяйственного оздоровления Германии за счет пролетариата путем введения 10-часового рабочего дня, понижения заработной платы и т. п. мер. Умер в 1924 г. После его смерти, в 1925 г., начался распад объединенных им предприятий.

 

*73 Дейч, Феликс — крупный германский промышленник, основатель эдиссоновского общества в Германии, из которого впоследствии образовалась Всеобщая Компания Электричества. После убийства в 1922 г. Ратенау, бывшего директора Всеобщей Компании Электричества, Дейч сменяет его на этом посту.

 

*74 Rizello — крупная банкирская фирма в Италии.

 

*75 Agnelli — крупная промышленная фирма Италии.

 

*76 «Le Temps» («Тан») — большая буржуазная газета во Франции, официоз министерства иностранных дел.

 

*77 Маккиавелли — знаменитый писатель-политик начала XVI в. Маккиавелли считается основоположником науки о политике. Идеалом Маккиавелли была централизованная абсолютная монархия. Маккиавелли оправдывал всякие средства для достижения определенных политических целей.

 

*78 Мятеж Каппа-Лютвица. — После разгрома первого революционного выступления германского пролетариата в 1919 г. буржуазия вновь поднимает голову. С.-д. правительство усердно содействует организации реакционных сил; весь старый государственный аппарат остается нетронутым; республиканские войска сплошь набираются из офицеров и буржуазной молодежи; организуется штрейкбрехерская организация «техническая помощь». В 1920 г. контрреволюция делает первую попытку убрать с.-д. правительство, уже сослужившее свою службу буржуазии. 13 марта 1920 г. белогвардейские отряды под руководством генерала Лютвица и д-ра Каппа почти без боя занимают Берлин. С.-д. правительство позорно бежит в Дрезден. Капп образует правительство из представителей военно-монархической клики. С.-д. правительство собственными силами, конечно, не справилось бы с этим контрреволюционным движением. Но берлинские рабочие провели чрезвычайно единодушно всеобщую забастовку протеста против нового правительства, поддержанную остальным пролетариатом Германии. Правительство Каппа через пять дней было ликвидировано. Компартия в то время еще не имела сил превратить это выступление рабочих в борьбу за власть, и в Берлин вернулось социал-демократическое правительство, продолжавшее прежнюю политику предательства пролетариата.

 

*79 «National Securities League» («Национальная Лига Безопасности») — организация фашистского типа, возникшая в Америке еще до мировой войны, имеет своей целью пропаганду милитаризма и патриотизма, а также борьбу с рабочим классом. В последнем отношении действовала особенно энергично во время мировой войны. Организация возглавляется крупными промышленниками, владельцами оружейных заводов и видными представителями военных кругов.

 

*80 «Knights of Liberty» — американская фашистская организация, входящая в состав Ку-Клукс-Клана.

 

*81 «Ligue Civile» («Гражданская Лига») — штрейкбрехерская организация во Франции, имеющая своей целью поставку добровольцев-штрейкбрехеров во время забастовок. Во главе организации стоит генерал Бальфурье.

 

*82 Всеобщая Конфедерация Труда (иначе — Генеральная Конфедерация Труда) — является центром реформистских профсоюзов Франции. Основана в 1895 г. До войны представляла собой организацию анархо-синдикалистского типа, энергично отрекавшуюся от всякой политической борьбы. С начала войны Конфедерация, несмотря на свою революционную фразеологию, скатилась в лагерь отъявленных шовинистов. В среде профессионального движения тогда складывается группа революционных синдикалистов во главе с Росмером и Монаттом. В конце 1921 г. Конфедерация раскалывается на революционную «Унитарную Конфедерацию Труда» (входящую в Красный Профинтерн) и реформистскую часть, сохранившую прежнее название и насчитывающую 250-290 тысяч членов. Под руководством известных социал-предателей Жуо и Альбера Тома Всеобщая Конфедерация Труда ведет крайне правую политику и противится всяким попыткам Профинтерна, направленным к единству профдвижения. (Подробнее см. том XII, примечание 125).

 

*83 Эберт, Фриц (1871-1925) — бывший президент Германской Республики и руководитель с.-д. партии Германии. Родился в Гейдельберге (на юге Германии) в семье портного. Будучи по профессии шорником, Эберт вскоре бросает свою работу в мастерской и целиком отдается профессиональной деятельности по объединению шорников. В 900-х годах Эберт избирается редактором с.-д. газеты в Бремене, и с этого времени уже открыто становится на сторону реформистских и оппортунистических элементов партии. В 1905 г. на Иенском съезде германской с.-д. партии, Эберт, получивший широкую известность благодаря своим сильным организаторским способностям, избирается в центральный комитет партии. С этого времени начинается его совместная работа с Бебелем. После болезни Бебеля вся организационная работа партии фактически сосредоточивается в руках Эберта. В этот период своей деятельности Эберт всячески содействует оппортунистическому крылу партии. В 1912 г. при выборах в рейхстаг с.-д. партия под руководством Эберта блокируется с либералами. С первых же дней мировой войны Эберт без колебаний становится на сторону германского империализма, решительно поддерживая все военные мероприятия германского правительства. С крушением вильгельмовской монархии, Эберт употребляет все свои усилия, чтобы приостановить революционный натиск пролетариата и не допустить Германию до «ужасов большевизма». Своими энергичными действиями, направленными против рабочего класса, Эберт приобретает безусловное доверие буржуазии и в 1919 г. Национальным Собранием избирается президентом Германии. На посту президента Эберт проводит политику усмирения рабочего класса и водворения буржуазного порядка. Эберт умер 28 февраля 1925 г. Буржуазия устроила ему пышные похороны.

«Предатель по убеждению» — такими словами охарактеризовал Эберта Карл Радек.

 

*84 Вандервельде, Эмиль (род. в 1866 г.) — вождь бельгийской социал-демократической партии и видный лидер II Интернационала. С момента организации бельгийской рабочей партии в 1885 г. становится одним из ее руководителей. В Интернационале стоял на правом крыле, приближаясь к Бернштейну. Был членом Международного Социалистического Бюро. Написал много работ по популяризации идей социализма, а также по аграрному вопросу. Во время войны занял шовинистическую позицию. Был королевским министром. Обращался к русским социалистам с советами поддерживать империалистическую войну. После Февральской революции 1917 г. Вандервельде даже приезжает с этой целью в Петроград. В 1919 г. Вандервельде подписывает Версальский договор, который означал открытый грабеж Германии со стороны Антанты. По отношению к Советской России Вандервельде все время занимал враждебную позицию, что особенно ярко сказалось в его роли в качестве защитника эсеров на знаменитом процессе 1922 г. в Москве. В июне 1925 г. вошел министром иностранных дел в бельгийское коалиционное правительство из социалистов, католиков и либералов.

 

*85 Гендерсон — один из вождей английской рабочей партии. Гендерсон всегда по существу оставался либералом, к тому же питающим склонность к религиозным проблемам. В рабочей партии Гендерсон всегда отстаивал идею классового мира, а в годы войны входил в буржуазное правительство, проповедуя войну до победоносного конца. Во II Интернационале Гендерсон играл после войны крупную роль, будучи выбран на объединительном конгрессе II и 2 1/2 Интернационалов в Гамбурге председателем Исполкома. Впоследствии Гендерсон вошел в состав рабочего правительства Макдональда.

 

*86 Шоу, Томас (род. в 1872 г.) — старый работник тред-юнионов, один из вождей английской рабочей партии. В молодости, будучи рабочим текстильщиком, начинает работать в профдвижении. Был в числе делегатов английских профсоюзов, посетивших в 1920 г. Советскую Россию. После слияния II и 2 1/2 Интернационалов был избран секретарем объединенного Интернационала. В январе 1924 г. вошел в правительство Макдональда в качестве министра труда.

 

*87 Реннер, Карл — один из лидеров австрийских социал-демократов, представитель так называемой австро-марксистской школы. Из его книг, посвященных, главным образом, национальному вопросу, наиболее известны: «Государство и нация», «Национальная проблема», «Борьба национальностей за государство в Австрии». Был членом австрийского парламента во времена габсбургской монархии. Во время войны становится одним из виднейших теоретиков австрийского соц.-патриотизма. После переворота в ноябре 1918 г. входит в состав Национального Совета. Реннер был первым канцлером Австрийской Республики и председателем австрийской делегации на Сен-Жерменской конференции.

 

*88 Зейц — старый социал-демократ, член центрального комитета австрийской социал-демократической партии. После ноябрьской революции 1918 г. был президентом Австрийской Республики. Ныне — бургомистр гор. Вены.

 

*89 Немец, Антон — почетный председатель чехо-словацкой с.-д. партии, депутат чешского парламента до октября 1925 г. После раскола чехо-словацкой с.-д. партии больше не занимает руководящих постов. При последних парламентских выборах его кандидатура не выставлялась.

 

*90 Тузар, Властимиль — один из вождей чехо-словацкой с.-д. партии. До революционного переворота 1918 г. — депутат Венского рейхсрата. После переворота — посол в Вене, затем в 1919 г. — министр-президент. С 1920 г. посол в Берлине. Умер в 1924 г.

 

*91 Трульстра — руководитель голландской с.-д. партии с самого начала ее возникновения (1893 г.). За все время развития с.-д. партии Трульстра неизменно оставался на ее крайне правом фланге. Во время мировой войны занял шовинистическую германофильскую позицию. После войны Трульстра неустанно работает над восстановлением II Интернационала.

 

*92 Брантинг, Яльмар (1860-1925) — вождь шведской социал-демократической партии, один из видных руководителей II Интернационала. С 1884 г. редактирует партийный орган и постепенно становится руководителем шведской партии. Во время войны был сторонником англо-французской ориентации. После войны Брантинг представлял шведское королевство в Лиге Наций. В 1920 г. образует чисто социалистическое правительство, первое в мире социалистическое правительство в монархическом государстве. Вел, как затем Макдональд в Англии, либеральную политику и боролся с рабочим движением. В 1921 г. правительство Брантинга пало. В конце 1924 г., в результате выборов в парламент, вновь пришел к власти, но вскоре по болезни ушел в отставку и в феврале 1925 г. умер. Интересно отметить, что на похоронах этого «социалиста», при весьма малом количестве рабочих, присутствовали король, министры, принцы и т. д.; похороны были совершены с соблюдением религиозных обрядов.

 

*93 Дашинский, Игнатий — один из руководителей правого крыла польской социалистической партии. Основал первый рабочий союз в Галиции в 1891 г. С 1897 по 1918 г. был членом австрийского рейхсрата и депутатом парламента от гор. Кракова. С того же времени — член австрийской социал-демократической партии, в которой был сторонником внутрипартийного национального деления. Во время войны стоял за присоединение Польши к Австрии. В ноябре 1918 г. — польский министр-президент иностранных дел. В том же году — вице-президент в кабинете Витоса, из которого вышел по постановлению своей партии. Впоследствии Дашинский поддерживал антисоветскую политику Пилсудского (см. примечание 95).

 

*94 Чхеидзе (род. в 1863 г.) — один из вождей партии меньшевиков. Ныне находится в эмиграции. (Подробнее см. том III, часть I, примечание 41).

 

*95 Пилсудский, Иосиф — один из главных руководителей организованной в 1893 г. польской социалистической партии (ППС). Сын богатого помещика Виленской губернии. В революционное движение Пилсудский вступил под влиянием польского восстания 1863 г. Жестокая расправа Муравьева с восставшими поляками возбудила в нем ненависть против русского царского правительства. Еще юношей, будучи на гимназической скамье, Пилсудский был арестован и после долгого заключения сослан в Сибирь по ложному обвинению в покушении на убийство царя. По возвращении из ссылки в Вильно, он вступает в ППС, где вскоре выдвигается на руководящие посты в партии. В этот же период им была поставлена нелегальная типография, в которой печатался центральный орган ППС «Работник». Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Пилсудский направился в Токио искать содействия у японского правительства для борьбы с царской Россией. Однако, ни польское дворянство, ни буржуазия не желали отделения от России. В 1906 г., когда произошел раскол ППС на «левицу» и «правицу», Пилсудский возглавил правую, националистическую часть партии. С наступлением мировой войны Пилсудский организовал польский легион и сражался на стороне центральных империй. Убедившись вскоре, что Германия вовсе не ставила себе целью объединение Польши, Пилсудский стал организовывать нелегальные отряды для борьбы с немцами, за что был арестован и посажен в крепость. В 1918 г., с образованием самостоятельного польского государства, Пилсудский, поддержанный мелкой буржуазией, вооруженной рукой захватывает власть и вплоть до 1923 г. стоит во главе польского государства, занимая пост президента и главнокомандующего польской армией. Во время господства Пилсудского Польша становится вассалом французского империализма. Пилсудский фактически поддерживал и руководил контрреволюционными выступлениями Савинкова, Булак-Балаховича и др. против Советской России и был одним из вдохновителей русско-польской войны 1920 г. В 1923 г., в связи с укреплением правых (фашистских) элементов внутри страны, Пилсудский провалился на выборах и ушел в отставку, получив чин маршала. Сойдя с официальной политической сцены, он продолжает, однако, пользоваться широким влиянием в кругах мелкой и средней польской буржуазии. В начале 1926 г. Пилсудский вновь выдвигается военной кликой на пост начальника генерального штаба польской армии и вокруг его кандидатуры разгораются жестокие политические споры.

 

*96 Независимая социалистическая партия Германии — возникла в апреле 1917 г. в результате разногласий в рядах германской социал-демократии по вопросам военной политики. Милитаристская политика с.-д. фракции рейхстага вызвала оппозицию со стороны широких элементов с.-д. партии. 7 января 1917 г. в Берлине созывается обще-германская конференция представителей оппозиции, постановившая предпринять шаги для своего организационного объединения. 6-8 апреля 1917 г. в Готе состоялась конференция, на которой и была формально основана независимая социалистическая партия Германии. В состав вновь организованной партии вошла также и группа интернационалистов «Спартак» (Меринг, Либкнехт, Люксембург). После крушения германского милитаризма, независимые входят в состав первого республиканского правительства, где вместе с социал-демократами проводят в сущности чисто реакционную политику. Это привело к выходу группы «Спартак» из независимой партии. На выборах в Национальное Собрание независимые получили свыше двух миллионов голосов и 22 мандата. Еще более голосов они получили на выборах в рейхстаг в 1920 г. (4.895.300). В союзных государствах Саксонии, Тюрингии, Брауншвейге независимые получили в парламенте перевес над социал-демократами и стали непосредственно у власти. Впрочем, проводимая ими политика мало чем отличалась от открыто-реакционной политики германской социал-демократии. На партейтаге в Галле в 1920 г. в рядах независимых произошел конфликт по вопросу о том, к какому Интернационалу, II или III, присоединиться партии. За присоединение к Коминтерну высказались 236 делегатов, против — 156. Партия раскололась: 300 тысяч человек вошло в состав германской компартии, другая часть вернулась к с.-д., третья же группа осталась в рядах независимых. Однако, вскоре у независимых вновь обнаружились серьезные разногласия. Правое крыло, руководимое Гильфердингом, Бретшейдом и Каутским, тяготело к социал-демократии, левое крыло, во главе с Криспином и Дитманом, занимало колеблющуюся промежуточную позицию. В 1922 г. партия составила основное ядро 2 1/2 Интернационала. В дальнейшем правое крыло усиливалось все больше, и, наконец, в октябре 1922 г. независимая партия перестала существовать, объединившись с социал-демократами.

 

*97 Георг V (род. в 1865 г.) — царствующий ныне английский король; вступил на престол в мае 1910 г.

 

*98 Туратти — один из основателей итальянской социалистической партии. В начале своей политической деятельности Туратти занимал левую позицию, которую в дальнейшем изменил в сторону социал-реформизма. Во время мировой войны Туратти, хотя и голосует против военных кредитов, все же решительно выступает против анти-военной линии ЦК итальянской партии. В последние годы Туратти возглавляет реформистское крыло с.-д., фактически сотрудничающее с фашистами.

===============================================================================

Число просмотров поста: 29

===============================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

===============================================================================

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.