Как такое называть судом?

ИГПР "ЗОВ", суд

Заседание Тверского суда по делу ИГПР ЗОВ 9 марта 2017 года было начато ходатайством Барабаша с просьбой рассекретить данные предыдущего тайного свидетеля «Власова-Давыденко». Все адвокаты и подсудимые поддержали ходатайство, мотивируя то, почему это требуется, — никто из подсудимых не верил, что этот свидетель действительно тот, за кого он себя выдаёт. Гособвинители были против, и судья отказал, далее, Мухин и Парфёнов пытались ещё заявить ходатайства, но судья не дал их заявлять! Просто не дал и всё!

Это при том, что:

Статья 120 УПК РФ устанавливает:

«1. Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия или судебного заседания.

2. Отклонение ходатайства не лишает заявителя права вновь заявить ходатайство».

Статья 271 УПК РФ установила: «3. Лицо, которому судом отказано в удовлетворении ходатайства, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства».

Вот как это понять?! Ведь судья цинично не даёт подсудимым защищаться! Подсудимые и адвокаты возражают против этих действий судьи, а Криворучко цинично ухмыляется: «Возражайте!». А чего ему бояться? Протокол заседаний не готовится, несмотря на неустанные ходатайства адвокатов, и уже понятно, что в этом протоколе будет после вынесения приговора — какие «возражения защиты».

Мухин написал 4 ходатайства, и поскольку Криворучко запретил их заявлять, то Мухин подал их в канцелярию суда на имя Криворучко, получив на вторых экземплярах штамп, что Криворучко их всё же получил. Я дам всего два его ходатайства из четырёх, чтобы вы поняли, о нарушении каких законов судом идёт речь.

«ХОДАТАЙСТВО об опознании свидетеля Власова-Давыденко

Прошу вас на ближайшем заседании суда рассмотреть следующее ходатайство.

16 февраля 2017 года в здании Мосгорсуда прошло слушание тайного свидетеля под псевдонимом Власов, который нам представлялся под псевдонимом Давыденко.

Помощники прокуроров Фролова и Тарасова, никак не мотивируя своё ходатайство, запросили суд, чтобы Власова-Давыденко допросили тайно, то есть, чтобы он откуда-то изменённым голосом отвечал на вопросы. Но зачем?? Ведь этот Власов-Давыденко не скрывал лица, когда вступал в ИГПР ЗОВ, а от ИГПР ЗОВ никто и никогда не получал никаких угроз. И в чём был смысл теперь прятать лицо этого отважного героя борьбы с экстремизмом?

Таким образом, это был не тайный свидетель, а свидетель, которого почему-то не хотели показать подсудимым и защите.

Судья Криворучко заявил, что он ходил в комнату к этому тайному герою и удостоверился, что он действительно тот, за кого себя выдаёт. Но как Криворучко мог это удостоверить, если он этого героя не видел во времена совершения подвига, а фамилии Власов и Давыденко это конспиративные псевдонимы? Судье представили чей-то паспорт (если представили), но кто сказал, что владелец этого паспорта и был тем, кого в ИГПР ЗОВ знали, как Давыденко? Видели этого Власова-Давыденко многие, но тут в суде только я, Мухин, и подсудимый Парфёнов можем быстро удостоверить личность этого Власова — удостоверить, что да, именно он и является тем Давыденко, с которым мы общались, и который поэтому являлся свидетелем по делу.

А удостоверить требуется, поскольку когда начался допрос этого «Власова», то быстро выяснилось, что, во-первых, в комнате свидетелей отключается микрофон явно для совещаний говорящего с какими-то консультантами по ответам на вопросы, на которые свидетель не знал, что отвечать, во-вторых, выяснилось, что свидетель не знает вещей, которые настоящий Власов-Давыденко не мог не знать. К примеру.

1. Даже из собственных показаний Власова-Давыденко, полученных в ходе предварительного следствия, было установлено, что его прежде, чем приять в члены ИГПР ЗОВ, заставили изучить уставные документы ИГПР ЗОВ и ФКЗ «О референдуме», после чего проверили его знания. В результате настоящий Власов-Давыденко прекрасно знал, что цель ИГПР ЗОВ это организация референдума — Власов-Давыденко несколько раз сообщил эту цель следователю в ходе предварительного следствия, поскольку именно для выяснения этой цели его и внедряли в ИГПР ЗОВ. Но когда голос «Власова» в суде послушно показал, что цель АВН и ИГПР ЗОВ совпадают, то на естественный вопрос, что это за цель, голос «Власова» заявил, что он не помнит. Вот помнит, что цель одинаковая, но не помнит, какая это цель. То есть, не помнит, зачем его внедряли в ИГПР ЗОВ.

2. Выяснилось, что этот «Власов» не знал, что в ИГПР ЗОВ его начальники послали его под псевдонимом «Давыденко». Как это понять?

3. Этот «Власов» заявил, что в ИГПР ЗОВ знал только Мухина и Парфёнова, но на самом деле настоящий Власов участвовал в заседании ИГПР ЗОВ и там познакомился с десятком человек.

4. Настоящий Власов-Давыденко был десятником ИГПР ЗОВ в Крыму, но в суде голос «Власова» не мог объяснить, кто такие десятники и в чём их обязанность.

5. Голос «Власова» не смог объяснить, в каком именно помещении проходило совещание с его участием.

И. т. д.

Почему не выступил настоящий Власов-Давыденко — не понятно. Либо он не доступен прокуратуре, либо он реально боится давать в суде заведомо ложные показания.

Когда подсудимые заподозрили, что суду представили в качестве свидетеля не Власов-Давыденко, а кого-то, кто, просмотрев протокол допроса Власов-Давыденко, пытался выдавать себя за него, то подсудимые и защита начали задавать «Власову» вопросы, чтобы убедиться в этом (Где мы с вами встретились? Каким образом я объяснил вам дорогу?). Но судья А.В. Криворучко снимал эти вопросы, не давая разоблачить этого лжесвидетеля.

В связи с этим, чтобы получить доказательство в том, что свидетельское показание Власов-Давыденко действительно сфальсифицировано, прошу суд в присутствии судьи Криворучко устроить нам с Парфёновым встречу с Власовым-Давыденко, чтобы мы могли опознать его и убедиться, что это давал показания 16 февраля 2017 года в здании Мосгорсуда действительно тот человек, которого мы знаем, как Давыденко».

Повторю, что это ходатайство судья просто не дал подать.

От Мухина в канцелярию поступило и такое ходатайство:

«ХОДАТАЙСТВО о возвращении дела прокурору по основаниям части 1.1 статьи 237 УПК РФ в связи с признанием стороны обвинения и судьей факта того, что следствие по делу не было окончено.

Прошу вас на ближайшем заседании суда рассмотреть следующее ходатайство.

Предварительное следствие считается оконченным, когда следователь предъявляет обвиняемому постановление о привлечении в качестве обвиняемого в окончательной редакции, разъясняет существо обвинения, разрешает ходатайства и начинает знакомить обвиняемого с материалами дела. Часть 5 статьи 172 УПК РФ обязывает следователя разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения. Без разъяснения существа обвинения невозможна защита, в частности, невозможно подать необходимые по делу ходатайства и бессмысленно знакомство с материалами дела.

Если следователь не разъяснил существо обвинения, то судья обязан вернуть дело на доследование. Это следует из смысла закона и прямо следует из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда от 13.05.97 по делу Ильинского (БВСР 97-11), дело которого было возвращено судом на доследование в связи с тем, что обвиняемому «не был фактически ни предъявлен, ни объявлен текст (в окончательной редакции) постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, а также не разъяснена сущность предъявленного обвинения».

Проводившая предварительное следствие следователь Талаева своим постановлением от 27 июля 2016 года прямо и письменно отказалась разъяснять суть обвинения, а именно, в организации деятельности какой организации обвиняются подсудимые, и какой экстремистской деятельностью эта организация занималась.

Таким образом, с 10 ноября Тверской суд рассматривал уголовное дело не оконченное предварительным следствием, как того требует УПК РФ, и лишив этим сторону защиты возможности защищаться.

Многочисленные ходатайства подсудимых разъяснить существо обвинения, судьёй Криворучко отклонялись, мало этого, судья не давал их заявлять.

Но 25 января гособвинитель Тарасова ходатайствовала перед судом дать ей разъяснить подсудимым существо обвинения, судья Криворучко разрешил и признал зачитанный Тарасовой текст существом обвинения. Правда, Тарасова не разъяснила, в организации деятельности какой именно организации подсудимых обвиняют, и занятие какой экстремистской деятельностью им инкриминируют, но вне зависимости от того, что именно зачитала Тарасова и является ли зачитанное ею разъяснением существа обвинения, получается, что существо обвинения даже формально было разъяснено обвиняемым только 25 января 2017 года. Следовательно, эта дата формально является датой предъявления постановления о привлечении в качестве обвиняемых в окончательной редакции. Но для окончания предварительного следствия, следователю ещё требуется рассмотреть ходатайства обвиняемых, которые они ещё не подали, а потом дать им ознакомиться с материалами дела в порядке статьи 217 УПК РФ.

В связи с этим и с тем, что Верховный Суд установил, что не разъяснение существа обвинения является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, прошу уголовное дело №385061 по обвинению Мухина Ю.И., Парфенова В.Н., Соколова А.А. и Барабаша К.В. по ч.1 ст. 282.2 УК РФ возвратить прокурору Центрального административного округа города Москвы для устранения препятствий в его рассмотрении судом».

Интересно, что Криворучко попрекает подсудимых тем, что они, якобы, своими ходатайствам пытаются затянуть рассмотрение дела, поэтому он не даёт ходатайства заявлять. Но ведь Криворучко сам затянул на две недели рассмотрение дела тем, что с целью унизить русских, потребовал от адвоката Курьяновича убрать с печати адвокатского образования на адвокатском ордере символы России и православия — двуглавого орла и крест. Мало этого, заседание 9 марта 2017 года началось в 14-00, а закончилось в 16-15 — задолго до конца рабочего дня суда. Но, как видите, Криворучко всё равно не дал защите заявить ходатайства.

В итоге 9 марта был допрошен свидетель А.Ю. Нечитайло из Краснодара. Он показал, что раньше являлся участником АВН, а после запрещения АВН, стал участником ИГПР ЗОВ. Сначала, как и полагается, ему задавали вопросы прокуроры, которые уже своими вопросами чётко разграничили, что речь идёт о двух разных организациях — АВН и ИГПР ЗОВ. Вопросов от прокуроров и защиты было очень много, но из них можно выделить основные, на которые Нечитайло приходилось отвечать неоднократно в той или иной форме. В результате и при допросе в суде он сообщил то же, что и на предварительном следствии, а именно:

— АВН и ИГПР ЗОВ имеют одну и ту же принципиальную цель — проведение референдума;

— конкретные вопросы референдума этих организаций различаются;

— АВН и ИГПР ЗОВ это абсолютно разные организации;

— организационно структуры этих организаций тоже различаются — АВН создавалась сама, а ИГПР ЗОВ создала организация МОД ЗОВ по правилам закона «О референдуме в РФ»;

— обязанностью добровольца, вступившего в ИГПР ЗОВ, было собрать ИГПР ЗОВ в численности 20 тысяч человек, чтобы можно было начать организацию референдума — регистрацию и сбор подписей;

— перед членами ИГПР ЗРВ никогда не ставилась цель распространять экстремистские материалы или иные противоправные цели, да и ввиду полной добровольности участия, никто бы не стал такие цели исполнять;

— для вступления в ИГПР ЗОВ требовалось знание соответствующих статей Конституции и конституционного закона «О референдуме в РФ».

Судья Криворучко отбрасывал все вопросы защиты, если они прямо или косвенно указывали на преступность обвинения. К примеру, подсудимых обвиняют в организации деятельности Инициативной группы по проведению референдума «За ответственную власть» (ИГПР ЗОВ), которую создало Межрегиональное общественное движение «За ответственную власть» МОД ЗОВ). Как выше сказано, свидетель Нечитайло сообщает об этом суду, и ему следует от адвоката Курьяновича естественный вопрос — что он знает о МОД ЗОВ? Криворучко тут же снимает вопрос, как «не относящийся к делу».

С какой стороны на это дело не смотри, но на суд это никак не похоже.

Соб. корр.

=====================================================================

Число просмотров поста: 3

=====================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 4622 3520 1059 6570. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.