Путинские «бифштексы» о братоубийстве

политпроститутки, шлюхи режима, КПРФ, ОКП, РРП, красные пидарасы, гондоны, хуесосы

Очередную годовщину расстрела Дома Советов зюгановские пропагандисты использовали не только для рекламы собственной партии лагерного типа, — но и для того, чтобы попытаться залезть в глубины сознания своих жертв. Воспоминания о кровавых событиях осени 1993 года делают изрядную часть российских коммунистов особенно восприимчивыми в этом отношении, — и зюгановские пропагандисты не были бы собой, если бы не попытались использовать это в своих грязных целях.

Вот, например, какой поражающий текст появился 3 октября на страницах «независимого народного» издания «Советская Россия»:

«Теперь под угрозой оказался и сам народный мемориал, который не посмели тронуть ни при Ельцине, ни при Лужкове. Нет, «никакой политики» – просто-де реконструкция стадиона требует. Но это и есть самая настоящая политика – стереть из памяти, заставить забыть, представить неким малозначительным эпизодом. Недаром же президент Путин, который лично вроде бы никак не причастен к событиям 3–4 октября 1993-го, за все годы своего правления так и не нашел нужным положить цветы к кресту, помянуть всех погибших в братоубийственной стычке, безотносительно «стороны». Тем более среди более полутора сотен погибших, чьи имена установлены, в подавляющем большинстве рядовые граждане. Те, кто не смог мириться с несправедливостью, разрушением своей страны. И рядовые армии и милиции, по сути, мальчишки, которых антинародная власть решила использовать в качестве карателей. А потом сама же и расстреляла. Ведь, как официально установлено прокуратурой, ни один человек не был убит из оружия, находившегося в Верховном Совете«

Сперва, как можно заметить, читателей цепляют сведениями о том, что народный мемориал на Красной Пресне может быть уничтожен, — а потом на жертву пропаганды выливается яд: «оказывается», события осени 1993 года были не сопротивлением народа ельцинскому контрреволюционному мятежу, а «братоубийственной стычкой«, в которой даже «настоящих сторон» не было (слово «стороны» взято в кавычки)… ну, а «милиционеры» и «солдаты», поддержавшие ельцинское беззаконие (те самые, которые натянули в центре Москвы колючую проволоку, избивали безоружных граждан в последние дни того сентября, прицельно расстреливали людей у «Останкино» и, наконец, обстреливали из танков Дом Советов), — и в силу этого, между прочим, превратившиеся в боевиков незаконных вооружённых формирований, — были, согласно зюгановским пропагандистам, коварно использованными «мальчишками«, которых использовала, к тому же, не преступная клика, но «власть«, пусть и названная для порядка «антинародной».

Мысль о том, что в октябре 1993 года в Москве произошло «народное восстание», зюгановские пропагандисты в головы своих жертв внедряли давно, — и успешно внедрили: нынче и «непримиримые враги зюгановщины» из остатков ОКП рассказывают про это «народное восстание» (нет конца этим россказням), и даже Рабочее Крыло РРП упоминает о том же (хотя и с оговорками). Тем самым принижается величие подвигаоктябрьских бойцов: ведь восстание, даже самое стихийное, даже самое плохо подготовленное, всегда всё-таки хоть как-то, да готовится, на стороне восставших всегда, хоть в самой небольшой мере, оказывается неожиданность их выступления для тех, против кого они восстают… осенью 1993 года же народ встал на защиту закона, и сделал это тогда, когда те, кто были обязаны его защищать (и имели все средства для этого), своими обязанностями пренебрегли и сами встали на сторону преступников, сами стали соучастниками преступления. Советские люди не готовились загодя к противодействию ельцинскому беззаконию, не выбирали время для своего выступления, но они встали на пути у «государственной машины», чуть ли не в полном составе начавшей действовать преступно, — и это, само по себе, суть гораздо больший подвиг, чем любое, даже в самых безнадёжных условиях поднятое, восстание. Кроме того, разговоры об «Октябрьском восстании» задним числом… «узаконивают» сентябрьские действия Ельцина и его соучастников, — ведь любое восстание поднимается всегда против какого-никакого, но «законного правительства» (законы, на основании которых оно правит, могут быть сколь угодно плохими или изжившими себя, но это уже совершенно другой вопрос); теперь зюгановцы, собственно говоря, довели своё мерзкое дело до конца, объявив ельцинскую клику «властью«. Довели — и пошли дальше.

Теперь, стало быть, сами октябрьские события провозглашены «братоубийственной стычкой«. Что же, слово «братоубийство» и его производные уже достаточно давно применяется буржуазными пропагандистами (и их мелкобуржуазными пособниками) к гражданским войнам, — не избежали этого и события октября 1993 года. Усилиями «народно-патриотической» общественности всех мастей русские стали забывать, как выглядит настоящее братоубийство. Между тем, век назад, — нынешний год же юбилейный, так почему бы об этом не вспомнить, — всё было по-другому. Не только небольшая группа передовых интеллигентов, но и миллионы русских рабочих и крестьян осознали тогда, на собственном горьком опыте, что когда: одетый в солдатскую шинель русский рабочий режет одетого в солдатскую шинель немецкого рабочего из-за того, что их «родные» капиталисты не поделили рынки сбыта, одетый в солдатскую шинель сербский крестьянин режет одетого в солдатскую шинель болгарского крестьянина из-за того, что их «родные» цари не поделили землю, одетый в российскую солдатскую шинель армянский босяк режет одетого в турецкую солдатскую шинель армянского босяка из-за того, что российские и турецкие пропагандисты наобещали им с три короба, — вот это именно является братоубийственной войной.

Конечно, братоубийственные войны случались и до эпохи империализма. В феодальные времена, например, всё было даже гораздо нагляднее: тогда не «братушки» русские стреляли в «братушек» болгар (из-за того, что ещё в конце 19 века министры российского царя до смерти испугались возможности возникновения «Болгарской империи», с надёжными выходами к Чёрному и Средиземному морям, что поставило бы весь европейский Юг России, включая Черноморское побережье, в экономическую зависимость от нового государства; из-за этого небезосновательного страха тогдашние «питерские» сперва устраивали болгарам всякие мелкие пакости, а потом одобрили греко-сербский разбой в Македонии, и, собственно, пошло-поехало), — но владимирцы рубили ростовчан, а куряне кололи рязанцев… русские крестьяне убивали русских крестьян из-за того, что «великие князья» не могли договориться между собой о праве наследования, а феодалы помельче были недовольны размерами своих «вотчин». Капитализм поставил на место удельных княжеств национальные государства, — и столкнул все нации, в том числе и культурно близкие, в жестокой конкурентной борьбе. На полях Первой Мировой империалистической бойни протестанты-англичане схлестнулись с протестантами-немцами, католики-итальянцы — с католиками австрийцами… мусульмане-арабы, при британской финансовой помощи, «ударили в спину» мусульманам-туркам. Восточная Европа не была и (вопреки распространённому среди россиян предубеждению против «плохих братушек» болгар; будь они более покладистыми, на их месте просто оказались бы сербы, греки или ещё кто-нибудь, «русским интересам» угрожала бы любая «Новая империя» на Балканах) не могла стать исключением, — братоубийство по сути (когда одетые в шинели разных «национальных цветов» рабочие режут друг друга во имя интересов капитала) не могло, в конце концов, не вылиться в братоубийство и по форме (когда во имя того же самого режут друг друга представители культурно близких народов).

«Народно-патриотическая» общественность в последние три десятилетия немало усилий приложила для того, чтобы представить ту братоубийственную бойню «великой войной», в ходе которой, к тому же, «у России украли победу»; в то же время, «братоубийственной» была объявлена последовавшая за «кражей победы» Гражданская война… вот только почему-то у этих пропагандистов всегда выходило так, что красные, убивая «тоже русских», совершали «братоубийства», в то время как «белые герои» по какому-то удивительному стечению обстоятельств умудрялись «братоубийства» не совершать. Впрочем, ничего удивительного здесь, разумеется, нет: эта «народно-патриотическая», «красно-бело примиренческая» пропаганда — была и остаётся пропагандой «верхов», направленной на «низы»Буржуазнымпропагандистам нужно, чтобы рабочие и крестьяне видели в новоявленных «хозяевах страны» и их предшественниках «братьев», на которых «нельзя поднимать руку», — но им совсем не нужно (ведь из-за этого могут упасть прибыли), чтобы в «верхах» возникло подобное отношение к рабочим и крестьянам… оно там и не возникает. Короче говоря, если заводят речь о «братоубийственной гражданской войне», — следует быть начеку: отсутствие гражданской войны в капиталистическом обществе (особенно «постсоветском») влечёт за собой вовсе не «социальный мир», но одностороннее избиение «элитными» гражданами своих «простонародных» сограждан.

Война, на которой рабочие убивают рабочих ради интересов капитала, — это братоубийственная война. Война же, в ходе которой честные людиочищают свой народ от позорящих его выродков, — это война не братоубийственная; эта война — святая, война священная. И уклонение от этой священной войны — такое же преступление, как разжигание войны братоубийственной. Преступление, несущее народу, ставшему его жертвой и соучастником, неисчислимые бедствия. Взять вот, хотя бы, ту же осень 1993 года. Российские «народные патриоты» по сей день гордятся тем, что «ни один человек не был убит из оружия, находившегося в Верховном Совете«, — это ведь они так, понимаете ли, «предотвратили братоубийственную гражданскую войну». И у них, в самом деле, получилось «предотвратить большую войну» тогда… ельцинский режим утвердился, окреп, — а через шесть лет «народно-патриотические» депутаты ельцинского как бы парламента сами (никто их за язык не тянул) определили происходившее в течение этих шести лет, как «геноцид российского народа«. Этот геноцид, — приняв теперь, по случаю более слабого сопротивления «низов», ползучий вид, — продолжается и по сей день; по сей день россияне (и прежде всего, разумеется, русские) продолжают расплачиваться за то, что осенью 1993 года «мальчишки, которых антинародная власть решила использовать в качестве карателей» (числом, в худшем случае, несколько тысяч), не были своевременно истреблены.

=====================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет: номер российской банковской рублёвой карты - 4622 3520 1059 6570. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн". Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.