Восстание в варшавском гетто

Варшава, Польша,гетто, восстание, ВТорая Мировая война,история, память, фашизм, сопротивление,борьба

Восстание в гетто вспыхнуло 19 апреля 1943 года. Несколько сотен бойцов, вооруженных пистолетами, ручными гранатами, самодельными коктейлями Молотова и одним-двумя пулемётами, почти месяц отбивали и контролировали гетто до его окончательного уничтожения силами SS и Вермахта.

Основных руководителей и бойцов этого восстания дали еврейские социалистические организации – Бунд (Еврейская рабочая партия, выступавшая за борьбу за социализм вместе с европейским рабочим движением, но с сохранением еврейской автономии внутри него) и По‘алей Цион, левые сионисты. После войны большинство выживших героев восстания эмигрировали в Израиль, но были и исключения: бундовец Марек Эдельман, один из руководителей восстания, критически, как и его товарищи по партии, относившийся к сионистскому проекту, решил остаться на родине, рядом с могилами товарищей, в надежде на построение социализма в Польше после войны.

Эксцессы советского социализма в Польше (в первую очередь, государственный антисемитизм) разумеется, сильно разочаровали его и казалось бы, подтвердили правоту сионистов. Однако в решении Эдельмана, ставшего в итоге крупным польским хирургом, активистом профсоюза «Солидарность» и «Комитета защиты рабочих», безусловно, была и остаётся особая, очень важная человеческая и политическая правота. Написав сразу после войны документальный текст «Гетто в огне», он замолкает на 30 лет, решив не участвовать в мифологизации восстания и в политической борьбе за его наследие. Прервав молчание в середине 70-х, Эдельман сразу оказывается в центре этической дискуссии о восстании, связанной с его классовым аспектом – в частности, с проведением повстанцами экспроприаций богатых жителей гетто на нужды восстания и казнями в случае неповиновения.

Когда-то лидер восстания, бравший на себя ответственность за смерть товарищей, затем хирург, спасший множество жизней, Эдельман оказывается вынужден отвечать на этические претензии людей, мыслящих «по законам мирного времени». В 2002 году он пишет письмо палестинским боевым активистам, в котором призывает к мирному решению, обращаясь к ним не как к «террористам», а как бывший повстанец к повстанцам действующим. Письмо вызвало скандал в Израиле, Эдельман же лишний раз показал свою моральную и политическую, интернационалистскую правоту последнего представителя еврейского рабочего движения Европы. Гибель этого движения в огне варшавского и других гетто кажется сегодня одним из самых трагических итогов Второй мировой войны, который привел в том числе к тяжелейшим проблемам, порождаемым реализацией сионистского проекта на Ближнем Востоке.

Польскоязычный еврейский поэт Владислав Шленгель не принадлежал к каким-либо политическим течениям, однако, как и Эдельман, считал себя частью польской культуры, обожал родной город – Варшаву, жил в гетто с самого его основания. Он начинал как модный и остроумный сатирический поэт, читавший стихи в варшавских кафе не только для еврейской и польской богемы, но и для эсэсовцев, отдыхающих после службы. Более того, одно время Шленгель служил в коллаборационистской еврейской полиции, ненавидимой жителями гетто. Постепенно его поэзия наполняется основными настроениями жителей гетто того времени – ощущением равнодушия со стороны поляков, а также других народов Европы и мира (в том числе евреев в благополучных странах), чувством богооставленности.

О степени участия/неучастия поляков в спасении польских евреев (и даже о том, насколько нацисты опирались в своей политике на предполагаемый польский антисемитизм) существуют самые разные мнения и статистические данные. Марек Эдельман, например, считал, что нет никаких оснований прививать полякам чувство вины за катастрофу еврейской диаспоры. Точно можно сказать одно: сопоставляя себя с поляками, храбро воевавшими с нацизмом, евреи хотели «быть не хуже» – и это стало одним из главных моральных импульсов восстания и одной из главных тем поэзии Шленгеля в тот период. Окончательный перелом и политическое прозрение наступают после депортаций июля-сентября 1942 года, когда из гетто было вывезено и умерщвлено около 265000 евреев.

Шленгель начинает ощущать себя, с одной стороны, глашатаем вооружённого сопротивления, с другой стороны, его хроникёром. В январе 1943 он пишет своё самое известное стихотворение, «Контратака», которое распространяется по гетто на сотнях листовок, вдохновляя восставших, призывая на борьбу. Надо ли говорить, насколько важной такая поэзия (заодно с подпольными газетами и листовками ЖОБ – Еврейской боевой организации) была для жителей гетто, многие из которых уже погрузились к тому времени в полуживотную апатию, другие до конца верили фашистской пропаганде о «прекрасных условиях для еврейских работников в трудлагерях», третьи уповали на божественное вмешательство.

Божественного вмешательства не произошло, практически все жители и восставшие погибли в муках, непокоренное гетто фашисты сожгли дотла. Бойцы еврейского сопротивления не только спасли, как и надеялись, честь еврейской диаспоры, но и доказали, что способность к сопротивлению, к бунту против несправедливости, каким бы обреченным он ни был, является родовым, универсальным свойством человека, позволяющим ему не впасть в животное убожество (когда обстоятельства неодолимо склоняют к этому), не уповать на мистическое спасение, а рассчитывать только на свои, человеческие силы – на личную волю, коллективную организацию, опыт предшественников и память потомков.

«…Лучше подчиниться какой бы то ни было государственной власти, чем «подрывать политический порядок». Крайние последствия такой доктрины доказали абсурдность классического тезиса консерваторов (включая Аристотеля и Гёте) – о том, что «беспорядок», вызванный бунтом против несправедливости, всегда ведет к еще большей несправедливости. Вряд ли возможна большая несправедливость, чем Освенцим. Перед лицом колоссальной несправедливости сопротивление и бунт – в том числе индивидуальные, но прежде всего коллективные – есть не только право, но и долг, который перевешивает какие-либо доводы разума. В этом – главный урок Холокоста», – писал Эрнест Мандель [1].

Владислав Шленгель погиб в апреле 1943, скрываясь вместе с другими жителями и бойцами гетто в бункере варшавского криминального авторитета Шимона Каца. Ещё один очевидец восстания, Леон Найберг, записал в своём дневнике: «Вчера вечером поэт ещё писал свои стихи, воспевая героизм бойцов и оплакивая судьбу евреев. Но больше я его не видел, потому что бункер был захвачен». 

 

Владислав Шленгель

Контратака

 

Спокойно брели к вагонам,

Как будто им все противно,

По-песьи смотрела охране в глаза

Скотина.

Красивые офицеры

Шипят, мол, нервы в порядке,

Но копошится стадо.

И лишь для разрядки

Хлыстом по мордасам

Надо!

Толпа на землю осела

Прежде, чем втечь в вагоны –

Падали слезы с кровью в песчаный грунт.

А «господа»

на трупы

от нечего делать бросали

картонные пачки

«Warun sind Juno rund».

Потом, в усыпленном Штиммунгом городе

Они, как гиены, в рассветный туман слегли,

А загнанный скот проснулся

И обнажил клыки…

На улице Милой раздался хлопок.

Жандарм, стоявший на карауле,

Сперва понять ничего не мог:

Пощупал руку с дырой от пули.

Не верил:

Здесь что-то не так.

Все ведь шло так гладко и просто –

Из добрых чувств, по протекции

Вернули сюда с Восточного фронта

(Вот были деньки прекрасные!)

Побыл в Варшаве…

Скотину гонял на транспорте…

Был призван к мытью хлевов…

И вдруг…

На улице Милой – КРОВЬ…

Жандарм от ворот отпрянул,

Крича: «Меня подстрелили!»

Но тут залаяли браунинги

На Низкой,

Дикой,

Павлиньей.

На стертых ступенях

Где старую мать

Возили за патлы,

Эсесовец Хандке

Странно пузатый,

Как будто смерть застряла в кишках,

Как будто костью стал в горле бунт

Кровавой слюной нахаркал

В картонную пачку –

«Juno sind rund» [2].

В пыли золотые погоны,

Все вывернуто, измято,

Солдат в голубой униформе

Лежит на грязных ступенях

Еврейской Павлиньей улицы,

Не видя, как

У Шульца и Тоббенса

Пули в веселой пляске резвятся:

БУНТ МЯСА!

БУНТ МЯСА!

БУНТ МЯСА!

Мясо швыряет гранаты из окон!

Мясо брызжет багровым пламенем!

Сопротивляется, хочет жить!

Эй! Славно пулю в глаз засадить!

ЭТО ФРОНТ МОИ ГОСПОДИНЧИКИ!

ЭТО ФРОНТ – ДЕЗЕРТИРЧИКИ!

ХЬЕР

ТРИНК МАН МЕР КЕЙН БЬЕР,

ХЬЕР

ХЬЕР ХАТ МАН МЕР КЕЙН МУТ

БЛУТ,

БЛУТ,

БЛУТ [3] .

Скидывайте кожаные гладкие перчатки.

Прочь хлысты – надевайте каски.

Утром будет коммюнике:

«Захватили кварталы Тоббенса»

БУНТ МЯСА!

БУНТ МЯСА!

ХОР МЯСА!

 

Слышишь, немецкий Боже:

евреи молятся в «диких» своих домах,

в руках сжимая камни и жерди.

Дай нам, Господь, кровавую битву,

одари нас жестокой смертью.

Пусть наши глаза при жизни не видят

Уходящие вдаль составы.

Но дай нашим дланям, Господь, забрызгать

Их мундиры пеной кровавой.

И покуда стон не сдавил нам глотки,

Дай разглядеть – в их гордых руках,

В их лапах, крепко хлысты сжимавших,

Наш простой, человечий страх.

Распускаясь кровавым цветом

С Низкой, с Милой и Мурановской

Наши ружья сыплют огнем.

Это наша весна! Наша контратака!

Запах битвы глубже вдохнем!

Партизанские наши леса –

Подворотни Дикой, Островской.

На груди номерки висят

Как медали войны еврейской.

И четыре багровых буквы

пышут, давят тараном: БУНТ

…………….………………..

……………………………..

А на брусчатке, в грязи и в крови,

Валяется пачка –

«Juno sind rund».

 

  1. Эрнест Мандель. «О материальных, социальных и идеологических предпосылках нацистского геноцида». http://www.redflora.org/2012/05/blog-post_9976.html
  2. «Почему «Юно» круглые?» – реклама сигарет
  3. Пива больше не пьют/здесь/Да и смелость прошла -/кровь (нем.)

Перевод и предисловие Кирилла Медведева

=====================================================================

Число просмотров поста: 6

=====================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.