В ста метрах от Виа-Бланка

Куба, история, революция, память

Владимир Весенский

 

Высадка

К ночи ветер нагнал волну. Качка выматывала. Только пятерым находившимся в катере диверсантам и волна, и ветер, и темень ночи казались благом. успокаивали. Кто заметит небольшой катер в такую погоду?

Подошли к берегу без происшествий. Пористые, поросшие водорослями камни скользили под ногами. Диверсанты работали споро. Выгрузили тюки с оружием и боеприпасами, листовками. Переоделись. Темные десантные комбинезоны, оружие, всe, что мешало сейчас, завернули в полиэтилен, спрятали, как приказывали, надежно и так, чтобы можно было быстро найти.

— Теперь разделимся, — сказал старший, по кличке Алькисар.

Он позвал с собой своего любимца Гуахиро и исчез. Никто не осудил его, хотя Алькисар был самым опытным ходоком, лучше всех ориентировался на местности. Он и там, во Флориде, в тренировочном лагере, руководил всеми, И здесь мог бы…

Тони, Флако и Каскито попытались прорваться к дороге напрямик через кусты. Казалось, оживленная Виа-Бланка — центральная дорога из Гаваны в Матансас — рядом. Выйти и затеряться — дело одного часа. Всего только часа! Начали рубить колючие кусты. С первых же ударов стало ясно: пройти сквозь эти заросли не удастся. Еще некоторое время рубили, пока не вымотались окончательно. Сказались качка, волнение высадки…

Прилегли отдохнуть. Поднялись с первыми лучами солнца и пошли вдоль берега искать выход на шоссе. Встретили крестьян, попросили воды. Те не отказали. Напились. Разошлись. Подошли к крестьянскому дому, спрятались возле него…

Этих троих арестовали первыми… На вертолете доставили в город Матансас. Допросили. Они не скрыли, что старший группы и еще один член банды ушли в неизвестном направлении. Описали Алькисара и Гуахиро. Но где Алькисар и Гуахиро, они не знали.

…Главарь банды и его спутник нашли в темноте грунтовую дорогу и двинулись вдоль нее, скрываясь на обочине от ярких фар грузовиков, шедших навстречу. В грузовиках Алькисар разглядел солдат и понял: высадка замечена. К утру вышли к крестьянскому дому. Алькисар приказал Гуахиро сдаться и дать ложные показания о его местонахождении. Сам попросил хозяина дома спрятать его.

Крестьянин согласился и, пока тот отдыхал, послал старшего сына к пограничникам. Через некоторое время над домом крестьянина завис вертолет. Крестьянин поднялся на крышу и, рискуя жизнью своих детей, подал знак: диверсант здесь!

Благодаря оперативным действиям патриотов все пятеро были арестованы.

О высадке мы узнали сразу, — рассказывал мне капитан министерства внутренних дел Кубы Луис Гарсиа. — Первыми о ней сообщили рабочие маяка Уано. Они услышали ночью, как волна бьет о камни катер. Осветили берег прожектором и сообщили на заставу. Потом мы получали сведения о них от местных жителей.

Я беседовал с офицерами, которые принимали участие в захвате диверсантов. Говорил со следователями, знакомился с делами членов банды, просмотрел четырёхчасовой фильм, снятый в зале суда на цветную видеопленку; записал, на магнитофон показания подсудимых. Рассказать о них мог бы подробно, но ограничусь самым важным. Прежде всего тем, что касается необъявленной войны США против Кубы.

Портрет диверсанта

Просматриваем видеозапись суда над диверсантами. На большом экране возникают одно за другим лица. Вот Алькисар. Тот самый! Лицо худое, глаза быстрые, настороженные, жидкая клинышком бородка, редкие усики. Отвечает на вопросы медленно, думает долго, переспрашивает прокурора, выигрывая время на раздумье. Он знает, что суд — его последняя игра. В чем она, скажу позже. А сейчас краткие справки о каждом из подсудимых.

Алькисар — Герардо Гансалес Гамбоа. Ему 36 лет. Образование пять классов. На Кубе имел несколько судимостей. В 1964 году отбывал наказание за воровство. В 1972 году снова осужден. На этот раз за кражу государственного имущества. В 1980 году снова под следствием. Уехал в США 25 апреля того же года. («ЛГ», №№ 25, 35, 1980). Алькисар довольно быстро получил работу в Нью-Йорке. Вначале нанялся полировщиком металлических изделий. Но долго «баловаться работой» не собирался. Он искал для себя другие занятия. В связи с приходом в Белый дом Рейгана активизируется пропаганда контрреволюционных кубинских организаций. Одна из них — откровенно террористическая «Альфа-66» — открыто призвала вступать в ее ряды. И Алькисар перебирается в Майами. Без труда нашел штаб-квартиру «Альфа-66» на З6-й улице дом № 1530. Кстати сказать, американские власти в ответ на протесты кубинского правительства по поводу деятельности этой террористической организации на территории США не раз ссылались на то, что местонахождения этой организации они якобы не знают.

Алькисар вступил в контакт с Уго Гасконом. Тот немедленно предоставил ему жилье в небольшом отеле, принадлежащем «Альфа-66», Алькисар делает в этой организации головокружительную карьеру. Он завербовал Гуахиро, прошел подготовку в специальном лагере диверсантов. Кстати, могу поделиться конфиденциальной информацией с американскими властями: лагерь расположен неподалеку от города Майами С.-В. (Сур-Вест) Эверглейдс, улица № 8. В лагере Алькисара назначили руководителем всей подготовки диверсантов, присвоили чин майора. Весь этот путь от вора до майора Алькисар прошел за несколько месяцев.

Гуахиро — настоящее имя Педро Фульгейро Морехон. 41 год. Неграмотный. Профессия — грабитель. Был осужден на Кубе за грабеж в 1966 году. За воровство второй раз осужден в 1977 году… Выехал с Кубы, как Алькисар и другие члены этой банды, в 1980-м вместе с «эскорией» — накипью, как называют кубинцы тех, кто покинул родину, прельстившись «благами свободного мира».

Здесь я должен сделать небольшое отступление. Дело в том, что американские власти знали об уголовном прошлом каждого прибывшего в США преступника. Их в течении длительного времени не выпускали из фортов и военных баз, держали практически за решеткой, пока кто-либо из знакомых, представителей «Альфы» или других контрреволюционных кубинских организаций, не проявлял к ним интереса и не давал за них поручительства.

Гуахиро выпустили из Форта Чапек по поручительству некоего священника немецкого происхождения. Не буду рассказывать, где и как он «трудился» в США. Важно, что через несколько месяцев он тоже оказался в лагере по подготовке диверсантов, получил офицерское звание и отправился на Кубу. Разумеется, вооруженным до зубов. Гуахиро — самый сильный физически, самый опасный преступник в группе, готовый выполнить любое поручение Алькисара.

На экране — третий бандит. Короткая стрижка, седые виски. Это Флако — Тощий. Его настоящее имя Томас Сантана де Армас. Ему 37 лет. Образование семь классов. За плечами судимости, тюремное заключение за нанесение телесных повреждений, драки… В США с 1980 года. К начальнику военного отдела «Альфы» Умберто Пересу явился сам. Завербовался и, получив вместе с навыками диверсанта в лагере офицерское звание, отправился на Кубу.

Четвертый член банды Каскито — Санто Эссекель Уербай. 47 лет. Образование — пять классов. У Каскито свои счеты с революционной Кубой. Еще до победы революции, когда патриоты сражались в горах Сьерра-Маэстры с солдатами диктатуры, он вступил в армию Батисты. После победы революции отбыл наказание и, выйдя на свободу, занялся воровством. Через некоторое время снова попал под суд за сокрытие краденого. В «Альфу» Каскито завербовал и определил caм Насарио Сархент — шеф «Альфы». Такие кадры для «Альфы» — просто клад. Он умеет обращаться с оружием. В лагере по подготовке диверсантов служит инструктором по стрельбе. Каскито тоже присваивают офицерское звание. Ведь он, с точки зрения главарей «Альфы», олицетворял слияние старой контрреволюционной гвардии с новыми кубинскими «борцами за западные идеалы свободы»…

Тони, или Ольгин — настоящее имя Антонио Весино Рамос — самое большое достижение «Альфы». Ему 20 лет. Революция дала ему все. Он закончил на Кубе среднюю школу, поступил в университет. Но, как говорится, в семье не без урода. По поддельным документам Тони-Ольгин попадает в Майами. Там и был завербован кубинскими контрреволюционерами. Насарио Сархент давал ему читать документы «Альфы», рассказывал о целях этой организации. В лагере его научили ненавидеть все то, чем гордятся патриоты Кубы. И вот он здесь, на суде, подробно рассказывает о целях всей банды:

В лагере «Альфа-66» нас учили скрываться, ходить по горам, выживать в трудных условиях. Поджигать урожаи сахарного тростника, стрелять, устраивать крушения поездов…

Примерно то же самое рассказывают, правда, приуменьшая свою собственную роль во всех этих запланированных акциях, и другие члены банды. Операция «Максимо Гомес» предусматривала поджог всего урожая тростника от восточной оконечности острова до западной, говорят они. Конечно, для этого сил пятерки было бы недостаточно, но они ожидали подкрепления. По их сигналу на Кубу должны были прибыть другие группы диверсантов. Кроме того, они рассчитывали создать здесь подпольные организации…

Я слушал их и думал: неужели главари «Альфы» верили в успех? В то, что кто-то пойдет за Тони, за Гуахиро, за Алькисаром? На что рассчитывали они сами? Ведь диверсанты не так давно жили на Кубе и знали настроения населения…

В зале суда они выглядели жалко. Но ощущение их слабости проходит сразу же, как только вспоминаешь, что именно из таких подонков состоят армии Сальвадора и Гватемалы. Из них же состояла национальная гвардия Сомосы. Совсем по-другому выглядели бы и эти молодчики, представься им только случай. И «заговорили» бы (причем в полный голос!) все средства, которые они привезли с собой.

Я внимательно рассматриваю их револьверы, пистолеты, обрезы, карабины, ножи, гранаты, патроны, специальное снаряжение для поджогов. Пластмассовые пистолетики похожи на игрушечные. Но в них вместо шарика от пинг-понга закладывались специальные самовоспламеняющиеся таблетки. Выстрелил с дороги несколько раз по плантации тростника и уехал. Через час-другой, когда взошло солнце, начинается пожар. А диверсант уже далеко. Риск минимальный.

Я представляю себе людей, мечущихся по полю в высоком тростнике, спасающих урожай, технику… И вижу пятерых бандитов во власти страха перед возмездием.

Игра

По революционным законам Кубы нелегальное проникновение в страну с оружием, организация банды караются расстрелом. Бандиты знают, что эта мера редко применяется. В случае искреннего раскаяния расстрел будет заменен 30 годами тюремного заключения. Революция великодушна, и они рассчитывают на великодушие! Это их игра. Поэтому перед судьями они разыгрывают искренность и поэтому за этой искренностью скрывают свое главное задание. Они уже рассказали о нем на следствии. Дали письменные показания. Но следствие — это одно, а другое дело — суд. И они изо всех сил стараются скрыть то, что уже известно.

Главное задание банды Алькисара: проникнуть на Кубу, разместить оружие и вызвать еще одну группу диверсантов из Флориды. Используя публичные выступления Фиделя Кастро по случаю национального праздника 26 июля, совершить покушение на его жизнь.

Кроме письменных признаний, есть еще и вещественные доказательства того, что целью диверсантов было именно политическое убийство. Вот небольшой, всего пятнадцать-двадцать сантиметров в длину пистолет-пулемет, к нему глушитель и патроны. Патроны особенные. Мне подарили на память один из них. В пуле патрона высверлено отверстие. Теперь пуля стала разрывной. При попадании в человека может оторвать руку, разорвать легкое, размозжить голову… В это отверстие может быть заложен яд. Разрывные пули изготавливают в США и промышленным способом. Но эти просверлены и насечены вручную. Перед отправкой на Кубу бандиты прилежно сверлили отверстия в пулях, чтобы убивать наверняка.

На суде Каскито заверяет судей, что этот странный несерийный пистолет-пулемет ему вручили, когда он был уже на катере, перед отплытием. Но Каскито, конечно, не выбросил пистолет в море. Он потренировался в стрельбе из этого пистолета и привез его сюда… «Зачем?» — спрашивает прокурор. У Каскито нет ответа. Он мямлит, что вернулся на Кубу повидать семью… В его воспаленном мозгу, видимо, всплывают какие-то обрывки сведений, полученных в лагере, где учил других бандитов стрелять. Там на лекциях теоретической подготовки им говорили что-то о праве на воссоединение семей… В его устах это упоминание о семье звучит еще фальшивее, чем разглагольствования Картера, громогласно заявлявшего о «правах человека» и одновременно снявшего все запреты и ограничения с деятельности ЦРУ. Одно из ограничений состояло как раз в запрете покушений на лидеров иностранных государств. Каскито — дитя американского лицемерия, любимая игрушка своих покровителей. Играют им американцы не прямо, а через ту же «Альфу-66».

А у главарей «Альфы» своя игра. Им наплевать на Каскито, на Тони и даже на Алькисара. «Альфе» нужно показать американцам, на что способны их «кадры», и получить деньги хоть под какие-то действия. Для «Альфы», я думаю, деньги — цель игры.

Примерно за месяц до выхода в море, — рассказывает на суде Флако, — к нам в отель приехали журналисты, фотографы. Я, конечно, надвинул на глаза шляпу, завязал лицо платком, чтобы не узнали. Журналисты попросили нас показать, чему нас учат и что мы умеем. Мы, я помню, ползали по полу, залезали на забор…

Флако заверили, что репортаж появится в прессе не раньше, чем через год. Его надули. О том, что эта группа готовится совершить покушение на Фиделя Кастро, главарь «Альфы-66» Насарио Сархент заявил журналистам задолго до их выхода в море. Насарио сделал рекламу «Альфе» и… деньги. Ему безразлично, поймают этих пятерых или нет.

Зачем ей, вашингтонской администрации, «Альфа»? Я задал этот вопрос и слышу другой, ехидный. Тот, что привыкли задавать те, кто уже много лет нагло отбрехивается от обвинений в связях Вашингтона с контрреволюционерами — уголовниками — кубинскими ли, сомосовскими ли… А какие, собственно, у вас доказательства какого-либо интереса Вашингтона к «Альфе»? Может быть, такого интереса и нет вовсе?

Есть. Как есть и доказательства.

Одно из них у меня записано на пленке магнитофона. Я имею в виду показания членов банды Алькисара. Дело в том, что Алькисар высадился на берег Кубы не с первой попытки, а только с третьей. Первый раз он вышел в море из Флориды примерно за месяц до реальной высадки, но у них кончилось топливо. Как терпящие бедствие, они попросили проходящий мимо корабль доставить их в США. Их доставили и сдали американским властям. Теперь текстуально то, что было сказано, на суде…

Прокурор. Что вам сказали иммиграционные власти США, когда вы вернулись?

Алькисар. Они нас спросили: шли мы на Кубу или нет? Мы сказали: да. Тогда нас спросили: где оружие? И мы сказали, что мы выбросили его в море.

Прокурор. Вы сообщили американским властям, с какой целью вы шли на Кубу?

Алькисар. Они только спросили, где оружие, И мы ответили, что мы его выбросили…

Думаю, что ясно — эти самые американские власти и не собирались ничего узнавать у Алькисара. Их интересовало только, куда девалось дорогостоящее оружие. Но если в этом случае еще остается какое-то сомнение в соучастие американских властей в заброске диверсантов на Кубу, то второй случай не оставляет никаких сомнений.

Вторая попытка Алькисара добраться до Кубы на катере не удалась, как и первая. На этот раз оказался неисправным гребной винт катера, и бандиты решили вернуться. У берегов Флориды их задержала полиция США. На пленке снова голос Алькисара.

Алькисар. …И тогда на катере оказались неисправными задние огни. Полиция США задержала нас и сделала нам замечание. Наверное, у них был приказ осмотреть катер, потому что они все проверили и нашли оружие, то, которое у нас было. Тогда они арестовали катер и оружие.

Прокурор. В этом случае, когда американские власти нашли все это оружие, вас арестовали? Было возбуждено против вас дело? Хоть что-то произошло в этом роде?

Алькисар. С нами?

Прокурор. Да.

Алькисар. Ничего.

Через несколько дней Алькисар и его группа, получив оружие и катер, снова направились на Кубу.

Значит, американским властям было известно, что «Альфа» готовит покушение на членов правительства Кубы, кто, когда и каким образом собирается это сделать. Американским властям также известно, что, оказывая содействие банде Алькисара в частности и «Альфе-66» вообще, они тем самым готовят, по определению ООН, акцию международного терроризма, против которого администрация Рейгана сказала столько слов. Они могли, наконец, понять, что такие малограмотные диверсанты, как Алькисар и компания, могут провалиться и раскрыть все то, о чем было только что рассказано.

Будет скандал. И американцы все-таки пошли на этот скандал, Почему? Думаю, что ответ на этот вопрос нужно искать в их игре — в использовании такого рода банд в качестве первого эшелона, прикрытия агентов ЦРУ, других американских спецслужб, которым отводится главная роль в подготовке покушений и крупных диверсий, таких, например, как биологическая атака…

Гавана – Москва

======================================================================

Опубликовано в «Литературной газете», 1982, № 12.

======================================================================

Владимир Петрович Весенский (1934—2009) — советский, затем российский журналист-международник, специалист по Латинской Америке. Кинодокументалист и автор сценариев художественных фильмов.

Окончил 1-е Высшее военно-морское училище подводного плавания (штурманский факультет), затем МГИМО. Стипендиат Фонда Нимана для журналистов при Гарвардском университете.

С 1970 по 1979 год — сотрудник «Комсомольской правды», специальный корреспондент газеты в Латинской Америке, корреспондент отдела иностранной информации и международного молодежного движения. С 1980 по 1994 год (до ухода на пенсию) — сотрудник «Литературной газеты», собственный корреспондент в Латинской Америке, обозреватель, главный редактор «Литературной газеты» на английском языке («Literary Gazette International»).

Публиковался также в зарубежной прессе (преимущественно испано- и англоязычной), его перу принадлежит свыше 500 статей.

Автор книг «В темноте дня и свете ночи…» (1979), «Куба» (1979), «За легендой и былью вослед» (1982), «Огни больших городов» (1990), «Я обязательно вернусь! Киносценарии» (2010). Соавтор совместной советско-американской книги «Поиск общей платформы в борьбе с международным терроризмом» (1989).

В 2005 году прославился как организатор литературной мистификации: получив от мексиканских государственных органов необходимые документы, объявил о «воскрешении» Карлоса Кастанеды и издал от его имени книгу «Отшельник», пародирующую настоящие книги Кастанеды, что вызвало бурю возмущения у поклонников «учения дона Хуана».

=====================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет: номер российской банковской рублёвой карты - 4622 3520 1059 6570. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн". Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.