Военно-политическая работа с массами

Бразилия, революционеры, коммунисты, история, память, Карлус Ламарка
Карлус Ламарка

Карлус Ламарка

 

От редакции «Пунто финаль»: Карлус Ламарка, 31 год, рост 170 сантиметров, глаза карие, руководитель «Революционного авангарда народа» и один из самых смелых лидеров освободительного движения в Бразилии. В интервью журналу «Пунто финаль», взятому в Рио-де-Жанейро, Ламарка предельно ясно объясняет причины, по которым он покинул бразильскую армию, где служил в звании капитана, и вместе со своей организацией, в настоящее время объединяющейся с КоЛиНа («Коммандос национального освобождения»), обратился к политической борьбе. Кроме того, капитан рассказывает о таких действиях, как экспроприации, предпринимаемые для финансирования революционеров, и других адекватных ответах на реакционное насилие.

Что вас заставило порвать с бразильской армией?

Я один из немногих бразильских офицеров — выходцев из рабочего класса. Моим родителям стоило многих сил дать мне образование, и я выбрал свой путь, убежденный в том, что вооружённые силы могут внести вклад в освобождение и развитие моей страны. Позже я распрощался с иллюзиями. Армия (в своих верхних эшелонах) оказалась авангардом реакции в Бразилии. Её основная функция — полицейская. Она служит инструментом сохранения привилегированного положения правящего класса, который держит подавляющее большинство населения Бразилии в ужасных условиях эксплуатации, нищеты, неграмотности и антисанитарии. Молодые офицеры и солдаты ежедневно выслушивают проповеди о «внутреннем враге бразильской демократии». И кто этот внутренний враг? Это рабочие, требующие увеличения ничтожных зарплат и легализации своих классовых организаций[1]; это студенты, борющиеся за повышение стипендий, продление каникул, бесплатное образование, свободу собраний; это интеллектуалы и художники, кинематографисты и журналисты, борющиеся за свободу творчества; и, наконец, это весь бразильский народ, который требует проведения свободных выборов и улучшения жизни. Каждый, кто стремится к переменам, кто борется с существующей системой социальной несправедливости, попадает в число «подрывных элементов, находящихся на содержании у международного коммунизма».

В вооружённых силах процветают чинопочитание и презрение к трудящимся, там прибегают к невообразимым пытками. После 1964 года[2] я понял, что возможность мирного решения проблем Бразилии исчерпана. В те годы я стал искать контакты с революционными организациями, сделавшими аналогичные выводы и предлагавшими соответствующий путь бразильской революции. Для этого в нашем гарнизоне было создано небольшое объединение из моих армейских товарищей, думавших так же, как и я.

В середине 1968 года некая группа напала на военный госпиталь и экспроприировала 9 автоматов FAL. Сразу же мы приступили к её поискам, так как считали, что интерес этой организации к оружию свидетельствовал о стремлении начать партизанскую борьбу в Бразилии.

Этой группой оказался «Революционный авангард народа» (РАН), осуществивший, кроме этого нападения, казнь в Сан-Паулу капитана Чендлера — североамериканца, запятнавшего себя военными преступлениями во Вьетнаме[3]. В результате последовавшей за знакомством политической дискуссией мои товарищи и я стали ячейкой РАН.

Основной задачей нашей ячейки (это был разработанный нами план, командование РАН его утвердило) стало проведение крупной экспроприации оружия и боеприпасов из казарм Китауна в Сан-Паулу, где мы проходили службу. После этой операции мы порвали с армией и полностью посвятили себя делу революции.

Эта акция была успешной?

Нет. Успех был лишь частичным. За два дня до запланированной даты, 26 января 1969 года, в Итапесерика-да-Серра, Сан-Паулу, были арестованы четыре наших товарища. Это произошло, когда они красили грузовик, необходимый нам для вывоза оружия из казарм, в цвета бразильской армии. На грузовике можно было бы вывезти около 400 автоматов FAL, пулеметы, минометы, боеприпасы. Всё, что вместилось бы. Мы — «Революционный авангард народа» — не собирались оставлять всё это только себе. Определённое количество оружия мы хотели передать другим организациям, которые также участвовали в вооружённой борьбе. Так как попавшие в плен товарищи были в курсе нашего плана, мы — ячейка в казармах — на следующий же день перешли на нелегальное положение, забрав с собой максимум того, что смогли унести в этой чрезвычайной ситуации: 63 автомата FAL, пулеметы INA, боеприпасы и так далее.

Бразильские власти говорят, что уничтожили «Революционный авангард народа». В том числе благодаря этим арестам. Это так?

Нет. Им не удалось разгромить «Революционный авангард народа» посредством репрессий. В первую очередь потому, что в полном соответствии со своими программными заявлениями группа была хорошо организована.

Январские аресты — отчасти из-за предательства одного из пленённых товарищей (остальные продемонстрировали исключительную выдержку), отчасти из-за недостатков в нашей организационной структуре — привели к цепи новых задержаний, которые прекратились лишь в марте. Важно отметить, что репрессивный аппарат определил нас в качестве главной цели, и из-за этого обращение с заключенными приобрело вид настоящего варварства. Применение электрогенераторов, «жердь для попугая»[4], прижигания, изнасилования соратниц. Некоторые из наших товарищей не выдержали таких пыток.

Но те, кто остался на свободе, поистине нечеловеческими усилиями восстановили организацию и подняли её на качественно новый уровень. В апреле 1969 года мы созвали конгресс, на котором дали критическую оценку нашей прошлой деятельности, пересмотрели политическую линию и, после широкого обсуждения во всех низовых структурах, избрали новое командование.

Но объявлялось, что тогда «Революционный авангард народа» был распущен…

Верно. Однако он был распущен только чтобы объединиться с КоЛиНа («Коммандос национального освобождения») и создать новую национальную организацию, лучше подготовленную для ведения революционной борьбы в Бразилии. Эта новая организация получила название «Вооружённый революционный авангард — Палмарес».

Тем не менее, объединение не было скоропалительным. Мы в течение почти двух лет вели переговоры с КоЛиНа — одной из групп, вышедших из «Полоп» («Рабочая политика», в настоящее время — Рабочая коммунистическая партия)[5]. Часть из нас, теперь уже бывших членов РАН, также когда-то состояла в «Полоп». Экс-КоЛиНа прошла через серьезный кризис, потеряла кадры, материальные и финансовые ресурсы и оказалась перед лицом необходимости полного обновления.

Слияние двух организаций отвечает задачам нового этапа, который переживает сейчас левое движение в Бразилии. Начавшийся в 1960 году непрерывный процесс обособления различных фракций в настоящее время сменил вектор на обратный. Теперь различные группы объединяются вокруг выбора того или иного политического пути, выбора, к которому принуждает нас революционный процесс.

Почему «Палмарес»?

В память о героической борьбе бразильских негров против рабства. До того, как рабство было отменено, бежавшие с плантаций чёрные бразильцы организовывали так называемые киломбу[6], самой известной из которых была Палмарес[7]. В этой киломбу негры Северо-Востока Бразилии сражались до последнего человека. В борьбе, организованной этими комбатантами и их семьями в деревнях, проявился коллективизм довольно высокого уровня. Преследуемые крестьяне — преступники для колониального правосудия — находили убежище в Палмаресе. Киломбу сражались почти сто лет. Это была подлинная борьба угнетённых против угнетателей и первый опыт партизанской войны в Бразилии.

Какой видит «Вооружённый революционный авангард — Палмарес» революцию в Бразилии?

Ответ на этот вопрос должен содержать в себе и ответы на весьма непростые теоретические и политические вопросы, что несколько проблематично из-за ограничений, наложенных рамками этого интервью. В самом общем виде наша точка зрения такова:

Сельские районы представляют собой «слабое звено» в цепи империализма. В них наиболее остро проявляются противоречия, порождаемые бразильским капитализмом. В них живёт бóльшая часть населения Бразилии и подавляющее большинство эксплуатируемых. Чтобы изменить ситуацию в сельском хозяйстве страны, нужно сломать всю систему, основанную и построенную именно на отсталости и нищете наших сельских районов.

В этих районах мы создаём первую партизанскую колонну — альтернативу власти господствующих классов, зародыш будущей Народной армии. Строительство подобной армии в Бразилии означает не только формирование партизанских колонн, но и организацию нерегулярных партизанских отрядов во всех жизненно важных точках страны. Это предполагает расширение военно-политической работы с массами, в первую очередь — с рабочим классом.

Рабочий класс, несмотря на длительный период зависимости от реформистов, несмотря на заткнутый кляпом рот и жестокое подавление со стороны бразильской диктатуры, играет крайне важную роль в революционном процессе в стране.

Но разве капитан Ламарка не «хладнокровный убийца»?

Это диктатура хладнокровно убивает наших товарищей. С января по август были убиты пятеро из нас: Жуан Лукас Алвес — замучен до смерти полицейскими в штате Минас-Жерайс; Севериану Виана Колон — погиб под пытками полицейских палачей штата Гуанабара; Рамилтон Кунья — застрелен, когда шел с работы; Карлус Роберту Занирату — подвергнут столь жестоким пыткам, что предпочёл в наручниках броситься под автобус; Фернанду Боржес де Паула Феррейра — застрелен полицией в Сан-Паулу.

Жестокость бразильской диктатуры ужасает. Десятки наших товарищей подвергаются таким пыткам, что на всю жизнь остаются калеками. Репрессивный аппарат Бразилии хватает людей целыми семьями, содержит их как заложников, полностью изолированными от мира — не щадя ни старух, ни подростков, ни даже двухлетних малышей[8].

«Вооружённый революционный авангард — Палмарес» не заинтересован в жертвах среди мирного населения. При проведении 21 экспроприации финансов нами были убиты только два охранника — да и то в результате необходимой самообороны. При экспроприациях оружия и другого оборудования мы ещё ни разу не были вынуждены стрелять. Над сдавшимися охранниками банков и полицейскими мы никогда не глумились. А с теми, кто оказывал сопротивление, — вели честный бой.

Кроме того, «Вооружённый революционный авангард — Палмарес» осуществил то, что мы считаем крупнейшей экспроприацией финансов без применения оружия, проведенной революционерами в Латинской Америке. После длительного расследования нам удалось найти часть знаменитого «наследства» бывшего губернатора Сан-Паулу Адемара Перейры де Барруса, долгие годы богатевшего за счёт коррупции. После смерти Адемара деньги остались в руках его «секретарши». Сеньора не могла сообщить властям об их исчезновении, поскольку эти доллары были незаконно ввезены в страну. Мы получили 2,5 миллиона долларов США, что в старых крузейро представляло собой более десяти миллиардов.

А как насчет терроризма?

Мы поняли, что настало время ответить на насилие противника осуществлением революционного правосудия.

Его примером стала казнь капитана Чендлера, так же как и взрывные устройства, установленные нами у дверей домов угнетателей рабочего класса в Белу-Оризонти (инспектора в профсоюзах банковских служащих и металлургов и делегата Всеобщего союза трудящихся во время забастовки октября 1968 года).

Между тем господствующие классы Бразилии недавно перешли в идеологическое контрнаступление — нам начали приписывать такие действия, которые практикует или сам репрессивный аппарат государства, или ККК[9]. Именно в их стиле было организовать поджог трёх телестанций в Сан-Паулу, патрульной машины с двумя полицейскими внутри и подбросить бомбу в резиденцию кардинала Сан-Паулу.

Как вы себя чувствуете теперь, когда стали знаменитым?

Развитие революционного процесса определяется не отдельными личностями, а авангардом угнетённых и эксплуатируемых. Я — член «Вооружённого революционного авангарда — Палмарес» и желаю лишь одного: бороться с оружием в руках. Ставшие революционерами мужчины и женщины вносят свой вклад в общее дело самыми разными путями, они сражаются за свои идеалы анонимно. Если некоторые из них по стечению обстоятельств и становятся знаменитыми, это никак не сказывается на их статусе солдат революции.

Правящие классы стремятся персонифицировать революционную деятельность, связать её с несколькими именами только для того, чтобы попытаться деморализовать нас и показать свою «эффективность».

Не хотели бы вы добавить ещё что-нибудь?

Бразильская революция представляет собой часть более широкой борьбы эксплуатируемых всего мира за своё социальное и политическое освобождение и, в особенности, — часть Латиноамериканской революции; но борьба за освобождение континента от североамериканского империализма и за создание социальной системы, способной разрешить наши проблемы, — это борьба за социализм.

От имени «Вооружённого революционного авангарда — Палмарес» я хочу передать послание чилийскому народу. Мы в Бразилии находимся в самом начале долгой и жестокой борьбы. Это наш способ оказать активную поддержку Кубинской революции и славной борьбе вьетнамского народа. Мы уверены, что в этой борьбе рядом с нами будут чилийские революционеры, готовые отдать жизнь за наши общие идеалы. Потому что «лишь дерзнувший победит»[10].

======================================================================

[1] Профсоюзов.

[2] То есть после организованного ЦРУ военного переворота. В последовавший за ним период вплоть до 1985 года в Бразилии сменилось несколько военных и «военно-технократических» правительств. Эти режимы осуществляли широкие репрессии внутри страны, проводили кейнсианскую, а затем неолиберальную экономическую политику и субимпериалистическую внешнюю. Массовое движение сопротивления и глубокий экономический кризис, вызванный политикой ультраправых правящих кругов, вынудили их отказаться от власти.

[3] Капитан армии США Чарльз Родни Чендлер, участник карательных операций в Южном Вьетнаме, был переброшен американскими спецслужбами в Бразилию под видом «студента-социолога». Достоверно известно, однако, что этот «студент» обучал бразильских военных, передавая им свой вьетнамский опыт. Казнён партизанами 12 октября 1968 года. Посмертно американское правительство присвоило ему звание майора. Похоронен на военном кладбище Вест-Пойнт.

[4] «Жердь для попугая» (порт. pau-de-arara) — пытка, при которой руки и ноги жертвы привязываются к длинной металлической жерди и человека оставляют висеть в положении вниз головой несколько дней без еды, питья и сна, дополняя мучения ударами палок, раскалённых прутьев, пыткой электротоком и т.п. — Примечание редакции «Пунто финаль»

[5] Имеется в виду Революционная марксистская организация — «Рабочая политика» (порт. Organização Revolucionária Marxista — Política Operária, ORM—Polop) — объединение групп и организаций, стоявших левее Бразильской коммунистической партии. Была создана в 1961 году и представляла широкий спектр идеологических течений — от троцкизма до люксембургианства; кроме того, из студенческих кружков «Полоп» затем вышли многие теоретики «зависимого развития». После неудачи, постигшей объединение в 1967 году при подготовке вооружённого сопротивления диктатуре, из её состава выделились и организационно обособились различные леворадикальные группы, самостоятельно перешедшие к вооружённой борьбе.

[6] То есть коммуны беглых рабов. Название происходит из ангольского языка кимбунду.

[7] Самая известная из всех киломбу, основанная на территории современного штата Баия в 1605 году. Представляла собой объединение нескольких коммун беглых рабов, общим населением более 30 тысяч, занимавших территорию, приблизительно равную Португалии. До своего уничтожения португальскими колонизаторами в 1694 году Палмарес являлась де-факто независимой республикой.

[8] Капитан Ламарка гуманно не упоминает об обращении с подобными заложниками. Между тем, чтобы сломить волю попавших в плен подпольщиков, обученные ЦРУ палачи бразильской диктатуры широко практиковали изощренные издевательства, пытки и изнасилования жён и детей на глазах у пленных партизан. Эти методы позже переняли и другие диктатуры Латинской Америки.

[9] «Коммандос охоты на коммунистов» (порт. Comando de Caça aos Comunistas) — ультраправая студенческая организация, появившаяся в начале 1960-х годов. Печально прославилась погромами, поджогами, пытками и убийствами политических оппонентов. С приходом к власти в Бразилии военного режима превратилась в «эскадрон смерти» и полностью слилась со спецслужбами диктатуры (См. также статью Педру Медейруса Коммандос охоты на коммунистов, или Коммандос террора).

[10] Буквально: «дерзнул сразиться — дерзнул победить» (порт. Ousar Lutar, Ousar Vencer) — девиз Карлуса Ламарки, «Революционного авангарда народа» и «Вооружённого революционного авангарда — Палмарес».

======================================================================

Опубликовано в журнале «Пунто финаль» (Сантьяго-де-Чили), 1969, № 88.

Перевод с испанского и комментарии Евгения Лискина под редакцией Александра Тарасова.

======================================================================

Карлус Ламарка да Консейсану (1937—1971) — бразильский революционер, один из лидеров вооружённого сопротивления военно-фашистской диктатуре; член руководства «Революционного авангарда народа» (РАН), затем — «Вооружённого революционного авангарда — Палмарес». Военным режимом был объявлен национальным предателем и врагом государства, а после падения диктатуры полностью реабилитирован и посмертно произведён в полковники.

Третий из шести детей в семье кожевенника. В 1947 году поступил в кадетскую школу, показал отличные результаты и в 1957 году был зачислен в Военную академию Агульяс-Неграс. Там он начал читать подпольно распространявшуюся газету Бразильской коммунистической партии «Воз операриа». В 1960 году окончил военную академию и в сентябре 1962 года записался в «Суэцкий батальон» — бразильское подразделение миротворческих сил ООН на Ближнем Востоке. Год службы в секторе Газа произвёл на Ламарку сильное впечатление ужасающими условиями существования арабского населения. Именно тогда Ламарка впервые обращается к марксистским работам.

Военный переворот 1964 года Ламарка не принял и начал устанавливать связи с силами подпольного сопротивления диктатуре; назначенный охранять политических заключённых, помог бежать арестованному капитану ВВС Алфреду Ребейру Дандту. В 1965 году Ламарка создал в казармах Китауна кружок единомышленников, сделавший выбор в пользу революционной вооружённой борьбы. В 1967 году Ламарке присваивают звание капитана, к тому времени его группа уже имеет связи и ведёт дискуссии с Революционным националистическим движением, радикальными фракциями в «Рабочей политике», «Действием за национальное освобождение» и РАН. Группа Ламарки, присоединившаяся к РАН, дезертирует из армии. Перейдя на нелегальное положение, Ламарка приступает к подготовке тыловой базы для сельской герильи. Параллельно этому процессу идёт объединение нескольких революционных организаций, итогом которого в 1969 году становится появление «Вооружённого революционного авангарда — Палмарес». В 1970 году расположение тренировочного лагеря партизан в сельской местности оказалось раскрыто властями, и к операции по его уничтожению были привлечены крупные военные силы, включая артиллерию и авиацию. Тем не менее, Ламарке удаётся вывести отряд из окружения.

Вернувшись из сельских районов, он участвует в планировании и проведении акций городской герильи, призванных не только развивать и поддерживать вооружённую борьбу в стране, но и освобождать политических заключённых (группа революционеров-подпольщиков была освобождена в обмен на захваченного партизанами швейцарского посла Джованни Энрике Бухера). В этот период Ламарка активно занимается самообразованием, анализирует предыдущий опыт и работает над его систематизацией в рукописи «Военные заметки».

В результате внутриорганизационных разногласий в 1971 году Ламарка покидает «Вооружённый революционный авангард — Палмарес» и присоединяется к «Революционному движению 8 октября». С целью организации тыловой базы руководство движения отправляет его в штат Баия. Однако последовавшие один за другим провалы городского подполья позволили военному режиму отрезать и изолировать группу Ламарки. В ходе карательной операции отряд был уничтожен, а сам Карлус Ламарка — серьёзно ранен. Вместе с партизаном Зекиньей (Жозе Кампусом Баррету) он вырвался из окружения и проделал 20-дневный марш длиной в 300 километров по джунглям, после чего их настиг противник. Оба партизана отказались сдаться и погибли в бою.

=====================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет: номер российской банковской рублёвой карты - 4622 3520 1059 6570. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн". Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.