Забота о новой школе

 школа  большевики  неграмотность  СССР  история  память  school  Bolsheviks  illiteracy  USSR  history  memory

К большевистской партии я примкнула с сентября 1917 года, когда была назначена сельской учительницей д. Новинки, Рождественской волости, расположенной на правом берегу Волги. В это время деревня особенно бурлила. Среди учительства тоже шли постоянные споры о том, какая партия лучше и за кого следует голосовать в Учредительное собрание. В группе учителей, с которыми я общалась, был Летин из соседнего села. Наши убеждения совпадали, и мы всегда в спорах выступали за большевистскую партию и ее кандидатов, против заведующей нашей школы и местного духовенства, которые были настроены реакционно и поддерживали эсеров и кадетов.

Свои идеи мы выносили в народ — местное крестьянство и рабочих, которые жили в д. Новинках. Споры иногда принимали острые формы, переходящие в угрозу по адресу большевиков и нас, их сторонников. При этом большевиков обливали всякой грязью. Нас обзывали бандитами, выродками, попирающими культуру и мораль. Кроме меня и Летина, были и другие единомышленники, особенно прибывающие с фронта солдаты и рабочие Трубочного завода. Наша группа была связана с Самарской большевистской организацией.

В начале 1918 года мы проводили в жизнь декреты Советской власти. Надо сказать, что это было нелегко. Учителя метались из стороны в сторону, порой саботируя декреты. Директивы из Сызрани и Симбирска до нас не доходили. Поэтому учительство Рождественской волости обращалось ко мне с трудными вопросами. И мне не всегда легко было ответить. Помню, однажды за разъяснениями по вопросу отделения школы от церкви и церкви от государства я обратилась к тов. Трокину. Он выслушал меня и сказал:

— Ты большевичка и идеи коммунистов знаешь.

— Да, знаю.

— Поэтому поезжай обратно в деревню и агитируй, как умеешь, и скажи учителям, что декреты Советской власти в деревне проводить нужно неукоснительно.

Возвратившись в деревню, я собрала всех учителей Рождественской волости, разъяснила им смысл декрета и тут же добавила, что декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви имеет большое значение: он сделал все народы, населяющие нашу Родину, свободными в их религиозных убеждениях и в вероисповедании. Я подчеркнула, что Советская власть есть законная власть народа и выполнение ее декретов для нас является обязательным. С такими установками учителя разъехались по своим селам.

Не обошлось тут и без курьезов. Через некоторое время в Новинки приехали двое учителей и, увидев меня, удивились, так как до них дошли слухи, что меня во время собрания по вопросу о проведении декрета о церкви и школе крестьяне убили. Я их уверила, что ни в нашей, ни в других школах учителей никто не убивал. Все это — агитация заклятых врагов Советской власти. Я посоветовала им ехать обратно в свои деревни и делать то, что уже делали учителя Рождественской волости.

В начале июня 1918 года белочехи, поддержанные белогвардейцами, ворвались в Самару. Рекой полилась кровь коммунистов и рабочих. За одно слово сочувствия большевикам людей убивали без суда и следствия.

Я была вынуждена покинуть Новинки и уехать вверх по Волге в деревню Моркваши, где скрывалась до октября 1918 года у учительницы М. И. Вяжевич на правах родственницы. Летом нанималась к крестьянам на полевые работы, а осенью собирала ягоды и грибы и этим питалась.

С наступлением осени стали усиливаться слухи о приближении Красной Армии. Известия о бегстве чехов и захвате красными войсками Казани, Симбирска, Вольска дошли до Морквашей в конце октября 1918 года. Это окрылило всех сочувствующих большевикам. Вскоре я вернулась в Самару, как раз, когда белые оттуда эвакуировались. На пристани наблюдала комедию эвакуации реакционно настроенного учительства. Представитель земства прямо на улице раздавал керенки всем, кто желал уехать с «народовольческой» армией. К чиновнику стояла очередь с чемоданами. Толковали, куда лучше ехать: одни спешили на пароход, который отправляется в Симбирск; другие старались уехать сызранским пароходом; третьи торопились к поезду в Сибирь.

Из Самары я поехала в Новинки. Школа не работала. Крестьяне, сочувствующие большевикам, рассказали мне, что реакционно настроенные элементы прячут оружие. В разговоре с прислугой местного священника мне удалось узнать место, куда это оружие сносят.

Вечером того дня, когда я вернулась, в Новинки вошли части Красной Армии. Бойцы этой же ночью произвели обыск, разыскивая оружие. Один из командиров явился ко мне, как учительнице-большевичке. Я ему подробно рассказала об обстановке в селе, указала, где, по имеющимся у меня сведениям, спрятано оружие, предупредила о том, что Сызранский мост взорван. Оружие было найдено.

Вскоре после того, как Самара была очищена от белочехов, в городе и окружающих деревнях восстановилась Советская власть, стали выходить коммунистические газеты. Как-то в газете появилась заметка, что все коммунисты Литвы и Белоруссии обязаны зарегистрироваться в литовско-белорусской секции РКП(б). Зарегистрировавшись, я получила задание обследовать все бараки и «тепляки» в Самаре, выявить беженцев Литвы и Белоруссии, взять на учет всю молодежь и учесть способных носить оружие. Попутно решено было вести разъяснительную работу среди беженцев, рассказывать им, что несет с собой трудящимся Советская власть.

Работа была трудная и опасная, так как притаившаяся контрреволюция не только сеяла смуту и недоверие к Советской власти, но и угрожала расправой. Приходилось много выступать на митингах, собраниях, бывать в семьях своих земляков.

Вскоре была объявлена всеобщая мобилизация в Красную Армию, боровшуюся под Уфой против контрреволюции. В нашей секции создали военно-вербовочный пункт для проведения мобилизации среди беженцев Литвы и Белоруссии. В задачу секции входила также организация советских трудовых школ. В это время я была избрана секретарем литовско-белорусской секции РКП(б) и руководила всей ее работой. В бюро нашей секции входили тт. Швырейко (организатор), Найдзенок, Рупкус, Глямжо, Вержбиловский и другие. В короткое время все здоровые мужчины были мобилизованы и направлены на фронт. Больным была оказана медицинская помощь, а дети определены в специальные школы.

После окончания вербовочно-мобилизационной работы среди литовско-белорусского населения наша секция ввиду малочисленности была ликвидирована, и 13 июля 1919 года все ценности, деньги, знамя, печать были переданы уполномоченному Центрального бюро РКП литовской секции т. Бернотас, а все коммунисты секции перешли в Самарский горком РКП(б). Меня направили на работу в гороно, а последнее послало меня в распоряжение Капитолины Георгиевны Шешиной, занимавшейся организацией детских показательных учреждений в Самаре.

С Шешиной я встретилась на собрании учителей и родителей в большом зале бывшего Сурошниковского дома, в котором размещался отдел народного образования. Присутствовало около ста человек: К. Г. Шешина подробно изложила задачи и цели коммунистического воспитания детей, рассказала о формах и методах, особо выделив вопрос об организации детских школьных колоний во время каникул. Реакционно настроенная часть городского учительства к этим мероприятиям отнеслась отрицательно. Коммунистическое воспитание детей многие учителя называли табунностью, совместное обучение мальчиков и девочек — разнузданностью и т. д.

Возмутившись, я взяла слово и заявила: «Я, сельская учительница, не так давно переехала в город и считала, что городское учительство — прогрессивное, всегда ищущее новые формы воспитания детей. Но оказывается, среди вас немало реакционных элементов. Тов. Шешина предлагает прекрасные формы воспитания, включающие и оздоровительные мероприятия, совершенно необходимые для детей трудящихся. Вы же не только не хотите помочь этому исключительно полезному делу, но поносите его и иронизируете без всяких на то оснований. Здесь, кроме учителей, присутствуют и родители, среди которых много рабочих и работниц. Предлагаемые нами мероприятия им близки и дороги, и они нам, конечно, помогут. И действительно, в своих выступлениях родители, особенно рабочие, не только высказали одобрение предлагаемым мероприятиям, но и конкретные предложения по оказанию помощи.

Так было положено начало организации детских школьных колоний.

Заведование детскими колониями К. Г. Шешина поручила мне и трем учительницам — беженкам из Уфимской губернии. Заводские комитеты выделили для работы в колониях своих представителей. Скоро к нам примкнули некоторые учительские силы, главным образом из начальных школ. С таким составом мы взялись за работу в это первое лето, когда на фронтах гражданской войны еще гремели пушки. На дачи бывших капиталистов Субботина, Башкирова, Сурошникова и других, расположенных на живописных берегах Волги, мы вывезли две с половиной тысячи детей Самары.

Советская власть, находясь в тисках войны, голода и нищеты, уже в то время из своих скромных запасов сумела выделить необходимое продовольствие и оборудование. Между детьми и воспитателями возникали чудесные взаимоотношения, как между самыми близкими людьми. Учителя, вовлекая постепенно детей в самообслуживание, организуя дежурства и давая отдельные поручения детям, прививали им трудовые навыки. В колонии создавались хоровые, драматические и другие кружки, выявлялись у детей способности и таланты.

Лето закончилось прекрасными результатами. Дети окрепли, отдохнули, радостными и бодрыми вернулись осенью в Самару для продолжения обучения в школах. Родители остались также очень довольны.

Энтузиаст этого дела К. Г. Шешина предложила на базе детских колоний организовать постоянно действующую трудовую школу-коммуну. Потребность в таких школах была очень большая, так как по всем дорогам нашей страны бродили толпы беспризорных детей, лишенных не только родителей, но и крова.

Работа предстояла исключительно трудная и ответственная — перевоспитать беспризорных детей, познавших «сладость вольной жизни».

Нас набралась группа в 10–12 человек (кроме К. Г. Шешиной, А. Н. Мокшеевой и Репьевой, я никого не помню), которая взялась за это полезное дело. Была назначена заведующей первой трудовой школой-коммуной, организованной в Самаре.

Основным принципом этой школы было трудовое воспитание. Базой для него являлись приусадебные земельные участки дач с садами, огородами, лугами и другими угодьями бывших владельцев-купцов. Летом дети работали в огородах и садах, продукция которых поступала в их пользование. Зимой они занимались учебой и проходили курс первой и второй ступени единой трудовой школы. При школе были организованы разные кружки детской самодеятельности, а также детские комиссии по художественной, учебной, культурно-просветительной, хозяйственной работе.

Жизнь в школе строилась таким образом, что каждый должен был трудиться. Кроме того, каждый участвовал в органах самоуправления хотя бы в течение одного или двух месяцев. Меру наказания за проступки устанавливали сами учащиеся через соответствующие комиссии и общие собрания детей. Так что каждый чувствовал ответственность перед коллективом.

Например, был у нас Витя Кононов, бывший учащийся кадетского корпуса. Работать он не хотел и был исключительно упрямого характера. Каждое утро, когда ребята еще спали, он залезал в клуб, открывал рояль и колотил по клавишам палкой, подымая невероятный шум. Уговоры педагогов-воспитателей и замки, которые мы ежедневно вешали на двери клуба и на рояль, не останавливали Витю. Его поведение вывело из терпения весь коллектив школы, и вопрос о Вите был поставлен на общем собрании учащихся и педагогов школы. После длительного обсуждения его поведения решили: 1) обязать Витю кормить свиней школы в течение трех месяцев; 2) в случае хотя бы единичного повторения проступка срок наказания прогрессивно увеличивать. Обычно животных кормили дежурные по назначению хозяйственной комиссии. Если Витя отказывался кормить свиней, то и его не кормили. Эта мера оказалась весьма эффективной. Витя скоро исправился и стал достойным членом нашей школы-коммуны.

Не прошло и года, как наши дети стали полноценными гражданами нового общества. Учителя, дети и обслуживающий персонал скоро восстановили хозяйство школы-коммуны: исправили разрушенный отступавшими из Самары белогвардейцами водопровод и канализацию, отремонтировали электросеть, дороги, заборы и другие хозяйственные службы.

Особенно врезался мне в память следующий случай. Когда мы начали создавать школу, многие дети воровали все, что попадало под руки, тащили на рынок и «спускали» там полотенца, простыни, выданные для личного пользования, ложки, кружки, чашки, ножи и другие мелочи; по водосточным трубам проникали в охраняемые материальные и продовольственные кладовые и брали все, что могли. Разбирая проступки детей, я им говорила: «Ребята, а ведь доживем мы с вами до такой поры, когда все будет открыто, не будет замков и сторожей у наших кладовых, и никто ничего не будет брать самовольно». Ребята на это, качая головой, отвечали: «Чудачка вы, Мария Григорьевна, как это — лежат конфеты и их не брать».

И вот после года упорного труда педагогов и детских комиссий эти слова превратились в действительность. И сами дети уже нам говорили: «Вот смотрите, все кладовые у нас открыты, и никто ничего не берет».

Скоро наша школа сделалась образцовой. Ею заинтересовался нарком просвещения А. В. Луначарский и вызвал нас с представителями учащихся на доклад в Москву. Введенная нами в школе система воспитания и образования с ее удивительными результатами понравилась Анатолию Васильевичу, и он распорядился подчинить школу непосредственно Наркомпросу РСФСР с названием «Образцовая школа-коммуна Наркомпроса». Характерно, что обо всех порядках школы больше нас, руководителей, докладывали А. В. Луначарскому и в отделах Наркомпроса сами дети. В поведении детей и их рассказах о своей жизни чувствовались гордость и радость за достигнутые результаты.

Нужно отдать должное самоотверженной работе коллектива педагогов этой первой школы-коммуны — Мокшеевой, Овчаренко, Репьевой и особенно К. Г. Шешиной, заведующей подотделом детских колоний и школ-коммун Самарского губернского отдела народного образования. Она была не только инициатором создания этой школы и руководителем педагогов, но и принимала активное участие в жизни школы. Бывали случаи, когда дети отказывались ехать на Волгу за водой (до восстановления водопровода воду подвозили бочками). Капитолина Георгиевна брала вожжи в руки, садилась на козлы и говорила: «Я, ребята, поехала, кто со мной?» И дети бежали гурьбой за Шешиной. Оттуда возвращались радостные и потом сами охотно ездили.

Таким образом, когда еще вблизи г. Самары шли бои за Советскую власть, учителя-коммунисты, что называется, засучив рукава, трудились над созданием новой системы коммунистического воспитания детей трудящихся и упорно работали над ликвидацией ужасных явлений, порожденных войнами. И плоды наших трудов не пропали даром. Дети, прошедшие школу, стали достойными гражданами советской страны, например, Татьяна Горинова — теперь работник антифашистского комитета женщин, т. Чернов окончил институт, аспирантуру и стал кандидатом экономических наук, Николай Ромадин — художник. Почти все дети нашей школы впоследствии нашли свое место в жизни.

 

М.Г. Ленская (Норейко), член РКП(б) с 1918 года

=====================================================================

Число просмотров поста: 17

=====================================================================

Нам нужна поддержка наших читателей.

Если вы ознакомились с содержанием данной страницы, значит вас чем-то заинтересовал сайт "Красная Пенза". Сайт поддерживается Никитушкиным Андреем на собственные средства безработного инвалида III группы. Если вы готовы поддержать финансово проект, пусть даже анонимно, то можете воспользоваться следующей информацией для помощи в оплате размещения сайта (хостинга) в сети Интернет:
* номер российской банковской рублёвой карты - 2202 2008 6427 3097. Средства можно перевести на карту с помощью банкомата любого банка или, например, с помощью "Сбербанк Онлайн".
* BTC(Bitcoin) 1LMUiKrmQa5uVCuEXbcWx2xrPjBLtCwWSa
* ETH(Etherium) 0x7068dC6c1296872AdBac74eE646E6d94595f2e00
* BCH(BitcoinCash) qzrl2ffe4l8k0efe0zaysls48zx83udhfv9rk9phax
* XLM(Tellar) GBHJ33CWEO2I4UFRBPPSHZC6M7KP5RMDVVFG5EURSO6GRIUM3XV2C4TK

Если вам будет необходима квитанция об использовании перечисленных вами средств на оплату размещения сайта "Красная Пенза" в сети интернет (хостинга), то она вам будет предоставлена по первому требованию. Всем откликнувшимся товарищам заранее спасибо за помощь!

 

С большевистским приветом из Пензенской области!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.